Китайский пантеон и происхождение богов

Характерная особенность религиозных верований китайцев – поклонение божествам сразу трех учений: даосизма, буддизма и конфуцианства. Это смешение религий породило пантеон богов во главе с Лаоцзы, Шакьямуни и Конфуцием, которым поклоняются, не делая различий между учениями.

У каждого будды китайского пантеона есть аналог в тибетском буддизме. Однако важно различать будд, даосские «божества», канонизированных героев и богов – покровителей долголетия, богатства и семьи.

Китайцы всегда стремились к духовности, и, прежде чем во II в. н.э. в Китае появился буддизм, их потребность в духовной жизни выражалась в поклонении предкам, а также божествам, олицетворяющим мирские стремления. Многие божества были персонажами китайского мифологии или легендарными героями прошлого, обожествленными после смерти.

 

Боги из мифологии

Китайская мифология колоритна и многообразна, ее повествование о сотворении мира радикально отличается от содержания первой книги христианского Ветхого Завета. «Творцом» китайцы считали Паньгу, рождение которого описано как слияние сил инь и ян. Паньгу понадобилось восемнадцать лет, чтобы сотворить вселенную из хаоса.

Благодаря Паньгу появились небеса и земля, солнце, луна и звезды; при этом сам он продолжал расти из года в год. После смерти Паньгу его голова стала горами, дыхание – ветром, голос – громом, а конечности – четырьмя пределами земли (позднее их стали называть четырьмя сторонами света). Кровь Паньгу превратилась в реки, кожа – в растительность, пот – в дождь, а зубы и кости – в золото и драгоценные камни в недрах земли.

А паразиты, сожравшие труп Паньгу, стали людьми. История происхождения человека, изложенная в китайской мифологии, свидетельствует о людском ничтожестве.

Согласно мифам, после смерти Паньгу появились легендарные правители, самым выдающимся из которых были Фуси, создатель теории пяти элементов в книге «Ицзин», совершивший множество культурных деяний, и император Хуан-ди, также называемым Желтым императором. За ними последовали три посредственных правителя, они вместе с двумя первыми приобрели известность как легендарные китайские пять правителей. Это выдающиеся фигуры в истории культуры Китая. Вместе с последним из этих императоров заканчивается мифология, хотя им продолжают поклоняться и по сей день.

Кроме императоров китайцы чтут «божества» — обожествленных военачальников с периода Троецарствия до III в. н.э., самый прославленный и популярный из которых Гуань-ди (Гуань Юй), бог войны и богатства. Кроме них китайцы поклоняются природе: священными считаются горы, реки, Солнце, Луна, звезды и даже камни.

Во многих отношениях такое поклонение – попытка приглушить страх перед неизвестностью. К примеру, почести, воздаваемые богине Луны или дракону-повелителю ветра, — своего рода мера предосторожности и защита от таких стихийных бедствий, как наводнения, тайфуны и землетрясения. Гармония с силами природы достигается благодаря поклонению некоему божеству, символизирующему то или иное природное явление.

 

Рассудок против логики

Считалось, что гармония с природой и божествами создает порядок, равновесие и счастье. В этом поверье отражено бытовое мировоззрение китайцев. Основной принцип –жить и действовать разумно, но не обязательно логично.

Разумная жизнь требовала обязательного поклонения существам, управляющим духовным миром. А эти существа, в свою очередь, заботились о том, чтобы на людей не обрушивались скалы, не налетали ураганы, земля не разверзалась и мрачная бездна ада не поглощала жителей земли.

Тонкая грань между рассудком и логикой очевидна в отношении китайцев ко многим жизненным событиям. Так, принцип «воля императора – закон», но великими называли только тех императоров, которые разумно пользовались законами. Следовательно, закон должен распространяться на всех и не допускать поблажек.

Поклонение свидетельствовало о предпочтении, которое в повседневной жизни отдавалось рассудку, а не логике. Духовные ритуалы китайцы исполняли и дома, и в храме; до пришествия буддизма в Китае преобладали красочные легенды о родстве правителей с «небесами».

Так подтверждалось широко распространенное поверье, что миром правят три силы – небеса, земля и человек. Небесам поклонялись в храмах, а также в домашних святилищах; земле – воздавая почести природе, а человеку – живя в гармонии с небесами и землей.

 

Пришествие Будд

С появлением буддизма в Китае появились будды и бодхисатвы, которых считали не столько божествами, сколько просветленными существами. Будды появились в Индии, а китайцы из практических соображений просто присовокупили их к своему пантеону.

Очутившись в каком-нибудь древнем буддистском храме в китайской деревне или небольшом городке, вы обнаружите, что храм не является «буддистским» в строгом смысле этого слова – он посвящен и другим божествам. Как правило, в большом зале храма возвышается статуя, изображающая будду Шакьямуни (земного будду) или Амитабха (будду долголетия), но во внутренних двориках и помещениях поменьше есть статуи других богов.

 

Самые популярные божества, занимающие видное место в китайской культуре.

 

Олицетворение радости. Будда счастья, или смеющийся будда.

Смеющийся будда считается проявлением грядущей любви и сострадания – буддой Майтрейей. Обычно его изображают в виде толстяка с широкой улыбкой. У него объемистый живот, в большом мешке он хранит все беды и трудности. Его изображение в доме приносит радость: бытует поверье, что достаточно посмотреть на пухлое лицо Майтрейи, чтобы ощутить радость. Смеющийся будда – популярный символ удачи, присутствие которого в доме или на работе приносит смирение, счастье и гармоничные взаимоотношения.

 

Защитники дхармы (дхармапалы). Четыре небесных правителя.

Буддисты чтят стражей небес – священных существ, называемых защитниками дхармы. Считается, что дхармапалы оберегают от искажений учения Будды. Четыре небесных правителя отгоняют неудачи и устраняют помехи, приходящие с четырех сторон.

 

Богиня милосердия. Гуаньинь.

Гуаньинь – вероятно, самое почитаемое божество китайского пантеона. В одной легенде говорится о том, что Гуаньинь была принцессой во времена династии Чжоу (1122-221 гг. до. н.э.). Буддисты считают ее одним из воплощений индуистского бога Авалокитешвары. Тибетский аналог Гуаньинь – будда сострадания Ченрези, японский – богиня Канон. Обычно Гуаньинь изображают сидящей вместе с буддой Амитабхой или с божествами Пусянь и Вэньшу.

 

Мастер йоги. Восемнадцать архатов.

Обычно изображаемые в виде медитирующих отшельников, эти монахи почитались и как мастера йоги. Благодаря им буддизм получил распространение в Китае.

 

Даосский бог литературы и бог экзаменов. Вэньчан и Куйсин.

Литературе покровительствует Вэньчан – обожествленный ученый времен династии Тан, блестящие познания которого так поразили императора, что тот приказал после смерти канонизировать Вэньчана. Бог экзаменов Куйсин обычно изображается с кистью в руке, стоящий на черепахе. Ученые поклонялись богу экзаменов и считали, что его изображение в кабинетах для научных занятий приносит удачу.

 

Даосский бог войны и богатства. Гуань-ди (Гуань Юй).

Гуань-ди – один из трех прославленных военачальников, которые стали побратимами в период Троецарствия. Двумя другими были Ли Бэй и Чжан Фэй. У Гуань-ди было свирепое багровое лицо, одним видом которого он отпугивал злых духов и людей с дурными намерениями. Изображения этого неустрашимого защитника есть во многих китайских домах. Храбрый и беззаветно преданный Гуань-ди – воплощение всех достоинств, поэтому он покровительствует множеству профессий. Его часто изображают стоящим в полном боевом облачении или сидящим с летописью «Весна и Осень».

 

Спаситель душ. Кшитигарбха, или Дицзан Ван.

Кшитигарбха – повелитель царства мертвых, которому подчиняются князья десяти судилищ. В одной руке он держит посох с надетыми на него шестью кольцами, в другой – жемчужину. Концом посоха он открывает врата в царство мертвых, а жемчужина освещает в нем дорогу. Этот бог спасает души из преисподней.

 

Еще несколько сотен менее известных богов покровительствуют другим сферам. У различных деревень и городах также есть божества-покровители.

 

(Информация взята из книги Лилиан Ту «Китайская мудрость»)