Ветка, не сломленная снегом

Ветка, не сломленная снегом

…Однажды создатель джиу-джитсу японский врач Акаяма Сиробеи не спеша прогуливался по своему заснеженному саду, созерцая все, что окружало его. И вдруг он с изумлением заметил, что толстые ветви деревьев не выдерживают тяжести снега и ломаются, а тонкие ветки пригибаются, а потом сбрасывают снег и выпрямляются как ни в чем не бывало.

— Мягкость побеждает силу и зло! – воскликнул пораженный собственным открытием Сиробеи. И с тех пор главным принципом джиу-джитсу и еще целого ряда боевых искусств стало: поддаться, чтобы победить…

Согласно наиболее популярной версии, джиу-джитсу (более точно произношение – дзю-дзюцу, так как в японском языке отсутствуют звуки «ж», «ч», «ш») возникло во времена войны феодальных кланов Тайра и Минамото в XI-XII вв. н.э. Врач Акаяма Сиробеи, в совершенстве владевший распространенными тогда единоборствами коуг соку (в переводе – «латы, которые всегда при себе») и косино мавари, или коси мавари («панцирь, защищающий поясницу»), отправился для совершенствования своих познаний в области медицины в Китай, где познакомился с рядом местных единоборств и изучил два из них – шубаку и тайцзытуйшоу. К счастью, искусство рукопашного боя интересовало его ничуть не меньше медицины – вернувшись, он решил систематизировать все известные ему приемы борьбы без оружия и создать единую систему со своими принципами и методами.

Прекратив практику, он заперся в своем доме вместе с лучшими учениками и единомышленниками и 12 месяцев спустя представил специально созванной императорской комиссии 3 тысячи приемов рукопашного боя, заявив, что с их помощью может справиться с любым соперником, как невооруженным, так и вооруженным. После долгого просмотра и основательного обсуждения комиссия отобрала лишь 300 приемов – остальные заканчивались смертельно и потрясали своей жестокостью. Так возникло новое боевое искусство, которое разнесли по Японии ученики Сиробеи. Особо оно пришлось по вкусу воинственным самурайским кланам, которые сразу взяли его на вооружение.

А оружием оно действительно было мощным. По преданиям, самураи, хватая в пылу борьбы противника, вырывали у него куски мяса вместе с обломками костей, сами того не замечая, а уж если человек попадался на прием, то можно было считать, что бой окончен. Кстати, рассказывают, что у Гитина Фунакоси был учитель джиу-джитсу, который, сколько бы ни брал в руку бамбуковых палок, расщеплял их одним движением.

О самураях хотелось бы сказать особо. Самураев можно сравнить со средневековыми рыцарями Запада, и это военное сословие не было ни жестоким, ни кровожадным (слово «самурай» происходит от глагола «сабурахи» — служить великому человеку, человеку высшего сословия). Благородные воины, настоящие джентльмены, они наносили противнику смертельные раны только в том случае, если он посягал на их жизнь, и жили согласно бусидо – кодексу чести и традиционной самурайской морали, в котором главным принципом были прямота, мужество, доброта, вежливость, уважение к людям, искренность и честность (слово самурая было законом), верность долгу («самурай не оставит своего господина, даже если число его вассалов сократится со ста до десяти и с десяти до одного»), скромность.

Самурай никогда не нападал на слабого, презирал деньги, а прежде чем напасть на врага, кричал: «Извольте защищаться!» или «Извольте умереть!». В бусидо говорилось, что обладающий лишь грубой силой недостоин звания самурая, и они изучали науки, владели живописью, были неплохими поэтами и даже иногда на поле боя слагали стихи, воспевающие мужество и храбрость только что побежденного противника, в совершенстве знали чайную церемонию и каллиграфию – как и искусство боя. Рыцарями они оставались даже в случае поражения – самурай называл победителю свое имя и с улыбкой на устах делал харакири.

Примерно до XIV века развитие джиу-джитсу шло по замкнутой клановой системе, а в XIV веке, в ходе усмирения крестьянских восстаний на Окинаве, самураи с ужасом убедились, что их искусство неэффективно против ударной техники, созданной как средство борьбы с джиу-джитсу. Но опытные воины не собирались опускать руки – самураю такое не к лицу. Они раскрывали секреты «школы в зарослях» и начали интенсивно обогащать технику джиу-джитсу новыми приемами.

С этого момент начинается новые этап развития джиу-джитсу. Часть кланов продолжала сохранять верность традициям и культивировать классическое направление, уже утратившее эффективность, другие вообще отказались от борцовских приемов, полностью переняв технику окинавского рукопашного боя, а третьи начали комбинировать борцовскую технику с ударной. А в XVI веке появился сам термин «джиу-джитсу». В русском языке он имеет порядка десяти эквивалентов, наиболее распространенными вариантами перевода являются «тайное искусство», «незаметное искусство», «искусство четырех пальцев», «искусство незаметного отключения» и поэтически – «ветка, сломленная снегом».

Джиу-джитсу в отличие от ушу и каратэ-до никогда не становилось всеобщим достоянием и преимущественно культивировалось самурайскими родами, причем каждый род развивал искусство в своем направлении и фактически создавал фамильную школу.

В 1868 голу Японию потрясла буржуазная революция Мэйдзи, разрушившая феодализм и отнявшая у самураев былое влияние, почет и уважение. Многие японцы покинули родину, эмигрировав в Европу и США, и вместе с ними эмигрировало и джиу-джитсу, вызвавшее повышенный интерес спецслужб европейских стран – в первую очередь Германии, Австрии, Бельгии, Голландии, Швейцарии, Франции. Кстати, очень сильные мастера джиу-джитсу были в генеральном штабе русской армии, в армейской разведке и контрразведке, а также в Треьем департаменте полиции, где оно использовалось в основном для разгона демонстраций без применения оружия.

Массовое развитие джиу-джитсу получило в России уже после Октябрьской революции, в двадцатых годах, благодаря Василию Ощепкову. Родившись в тюрьме, он затем волею судьбы оказался в русской миссии в Японии, занимался дзюдо в центральной школе Кодокан (дзюдо тех времен было во многом схоже с джиу-джитсу и практически ничем не напоминало нынешний спортивный вариант), а потом создал свои школы во Владивостоке и Москве. Ощепков (в 1937 году он был незаконно репрессирован и умер в тюрьме) и его ученики обогатили японскую технику приемами национальных видов борьбы, успешно выступали на международных соревнования – так, борьба вольного стиля и борьба в одежде или дзюу-до, как называл ее сам Ощепков, получивший в Кодокане второй дан, входила в программу первой рабочей Спартакиады 1926 года.

Параллельно полковник НКВД Спиридонов на базе джиу-джитсу разработал САМОЗ – прикладную технику самозащиты, которой прекрасно владели представители советской военной разведки и контрразведки. Так, в книге В. Богомолова «В августе сорок четвертого» (другое название – «Момент истины») описываются работники СМЕРШа, которые могли голыми руками задерживать хорошо вооруженных диверсантов, уклоняться от выстрелов с близкого расстояния и т.п.

В 1946 году искусство самообороны получило название самбо ,а затем этот вид, еще в 1938 году включавший по классификации Л. Харлампиева 8500 приемов (для сравнение: в джиу-джитсу 10000 приемов), утратил прикладное значение, ударную технику и стал спортивной дисциплиной. Ну а сам спорт приобрел политическую окраску, так как победы оказались важнее знания искусства в целом.

Широкое распространение в мире джиу-джитсу, как и другие боевые искусства, получилось лишь в пятидесятых годах. После тог, как представители различных видов совершили демонстрационно-коммерческое турне по всем континентам. Правда, джиу-джитсу уступило в популярности каратэ-до, ушу и таэквондо, но тем не менее оно культивируется многими международными организациями – Всемирной федерацией джиу-джитсу, Международной организацией боевых искусств, Международной федерацией будо, Международной федерацией ниндзюцу и многими другими.

Сегодняшнее джиу-джитсу – это искусство ведения боя с оружием и без оружия, в техническом арсеналу которого примерно 60% бросков и приемов (в том числе болевых и удушающих) и 40% ударных. Но соотношение это может варьироваться в зависимости от стиля и традиций национальной федерации.

Наверное, среди всех боевых искусств джиу-джитсу является наиболее демократической системой, поскольку по ее уставу каждая федерация имеет право вводить в свою программу и методику те базовые элементы, которые присущи для традиции этой страны, то есть здесь полностью отсутствует железная направляющая рука, нет диктата, нет рельсов, по которым можно ехать только в одном направлении и никуда больше, и дается право на творчество. Благодаря этому идет обогащение системы, так как каждый вносит в нее то, что считает нужным (хотя, конечно же, в ней есть определенная база и генеральное направление). Поэтому, например, в финской федерации приоритет отдается ударной технике, так как в Финляндии очень популярно контактное каратэ-до, во Франции федерация джиу-джитсу объединена с федерацией дзюдо (что говорит о приоритете техники бросковой), а в Дании дан по джиу-джитсу можно получить только после сдачи на дан по каратэ-до (стиль Сётокан).

Естественно, что есть свои отличительные особенности и у крупных мастеров, которых только в Европе насчитывается порядка 20 человек. У каждого из них свой индивидуальный вариант, даже если они занимаются по одной школе, а если стили разные, то различий еще больше.

Главенствующее положение в мире джиу-джитсу занимают его родоначальники – японцы. Федерация в Японии отсутствует, и представляют джиу-джитсу фамильные мастера, то есть прямые потомки самурайских родов, культивировавших издавна тот или иной стиль. Всего существует более 200 стилей, но наиболее крупных – 10-12: Хонтай-йосин-рю, Хакко-рю, Дайто-рю, Такэнаучи-рю, Саоситцу-рю и другие. Остальные же давно стали синтетическими и развиваются лишь по инерции – они либо культивируются очень узким кругом людей, либо являются подстилем.

Различия между стилями, которые в своей базовой технике не используют оружие, в целом незначительны – они в основном касаются стоек, положения корпуса, определенных элементов входа и выхода из приема, проведение тех или иных технических действий. И различия эти видны только высококлассному специалисту, потому что они заключаются только в базовых фамильных традициях – один клан издревле делал упор на удар кулаком, другой – на залом пальцев, и это было введено в ранг абсолюта и остается в этом ранге по сей день.

Но зато у стилей, которые применяют различные варианты оружия, отличий много, так как техника подстраивается под предмет, будь то явара (короткая палка), джо (средняя палка), бо (двухметровый шест), нагитана (бо с сабелькой на конце), вэй (веревка, пояс) или другой вид.

Классическое джиу-джитсу фамильных мастеров – это красивое исполнение сложной техники, преимущественно в системе парных кат, когда один партнер заранее знает, что будет делать другой – выигрывая в зрелищности, проигрывает в эффективности, так как в боевой ситуации практически бесполезно. Но тем не менее именно оно считается основой, и им обязан владеть любой мастер.

Главное отличие джиу-джитсу от других боевых искусств заключается не только в его демократичности и в наличии в техническом арсенале ударной и борцовской техники. Дело в том, что в джиу-джитсу практически полностью отсутствует спортивная конкуренция, которая заставляет держать технику в тайне от других, обуживать ее, делать серой и убогой, так как все подчинено одному – победе. (Правда, фамильные мастера ревностно берегут свои секреты и раскрывают лишь малую их часть, заключая за немалые деньги контракты с той или иной федерацией). Поэтому на соревнованиях, проводящихся по системе показательных турниров, побеждает тот, кто демонстрирует высокий класс в большом спектре. Ведь человек здесь может заниматься и чисто рукопашным поединком, и кобудо (работой с оружием), и вэй-джитсу (работой с веревкой), и стю-джитсу (так называемое пальцевое джиу-джитсу, то есть работа с пальцами соперника, за плетение и связывание пальцев с вставлением между ними явары), и прочими направлениями. Хотя есть и система соревновательных поединков, называемая до-артс.

В соревнованиях, проводимых в легкий или полный контакт, т.е. удары не обозначаются, а наносятся (в легкий работают любители, в полный – представители различных спецслужб и антитеррористических подразделений), могут участвовать мастера каратэ-до, таэквондо, дзюдо, ушу, айкидо – словом, всех видов, где каждый может использовать свою технику; в поединках допускаются удары, броски, захваты, болевые и удушающие приемы, все, кроме воздействия на жизненно важные центры.

При сдаче экзамена на мастерскую степень занимающийся, кроме различных направлений джиу-джитсу, сдает также бу-джитсу или полис-джитсу (полицейский вариант, то есть техника задержания, связывания, обыска, конвоирования плюс работа со специальным полицейским оружием – ножами, дубинками и т.д.), и экзамен на фах-лицензию (специальную тренерскую лицензию), в которую входит сначала сдача соответствующей техники с получением диплома инструктора Интерпола.

Что касается эффективности, то сначала приоритет был за джиу-джитсу, но потом на первое место вышли каратэ-до, таэквондо и другие единоборства с обилием ударной техники. Тем не менее в работе на ближней дистанции преимущество по-прежнему остается за джиу-джитсу. Очень эффективно использование джиу-джитсу в разного рода нестандартных ситуациях, так что интерес к нему спецслужб многих стран не случаен.

Так что, несмотря на все перипетии и конкуренцию, ветка, которую не в силах сломить снег, выдержала и напор веков. И становится еще гибче и сильней, чем прежде…

 

(Информация взята из книги Игорь Оранский «Восточные единоборства»)