Джайны: «Одетые в стороны света»

Долина Ганга – колыбель альтернативных индуизму традиций Южной Азии. Именно этот регион ,а точнее, древнее государство Магадха. Если верить письменным источникам духовная жизнь Магадхи в середине I тыс. до н.э. была насыщена до предела. Страна буквально кишела многочисленными аскетами, философами, бродячими учителями жизни. Любимым занятием этих людей были бесконечные философские дискуссии и споры, в которых они оттачивали свое мастерство, отбивали друг у друга учеников и завоевывали расположение правителей.

Именно в то время здесь зародились два религиозных течения, которые не отдали духовное лидерство жреческому сословию брахманов и не стали составной частью той совокупности разнообразных религиозных учений, которую индийцы традиционно называют санатана-дхармой («веной религией»), а европейцы – индуизмом. Одно из этих течений – буддизм – впоследствии получило распространение почти на половине территории Азии, став одной из мировых религий, другое – джайнизм – осталось почти неизвестным за пределами Индостана, однако его значение для индийской культуры было и остается, по крайней мере, не меньшим, чем значение буддизма.

Главной и наиболее почитаемой исторической личностью джайнизма является основатель этой религии Вардхамана, обычно именуемый последователями Махавирой («Великим героем») или Джиной («Победителем»).

В соответствием с преданием Вардхамана родился 30 марта 599 г. до н.э. в семье правителя государства Вадджи.

С рождением принца Вардхаманы связана любопытная легенда, согласно которой будущий «спаситель человечества» вследствие ошибки богов вначале вынашивался в чреве некоей брахманки, но бок Индра вовремя заметил это, и зародыш был перенесен куда следует. Поэтому Махавира родился в семье правителей-кшатриев. Предание наглядно демонстрирует существовавшую в Магадхе того времени тенденцию почитания кшатриев в противовес представителям жреческого сословия – брахманам.

Вначале Вардхамана жил, как и положено царскому сыну, не ведая ни нужды, ни печали. Он женился, у него родилась дочь. Однако по достижении тридцати лет, когда родители его уже умерли, принц оставил дворец и отправился странствовать. В течение двенадцати лет он предавался самому жестокому аскетизму, встречался с другими отшельниками, участвовал в диспутах и по истечении этого срока наконец достиг Просветления, стал Махавирой. Оставшиеся годы жизни Просветленный посвятил проповеди своего учения, а умер на 72 году жизни недалеко от города Раджагриха.

Будучи для джайнов универсальным культурным героем, Ришабха дал людям не только религию, но и искусство, ремесла и даже установил социальную структуру. Однако со временем люди утратили духовное знание, и новый тиртханкар был призван его восстановить. На протяжении тысячелетий подобное происходило много раз. Последним, двадцать четвертым тиртханкаром и стал Махавира, которого почитают более других.

Проповедь Махавиры была довольно успешной. Есть свидетельства, что уже при жизни учителя его идеи приобрели известную популярность, в том числе среди правящих кругов. Однако по не совсем понятным причинам джайны еще до н.э. переселяются в Южную Индию, где их общины начинают процветать. Джайнская идеология нравится южноиндийским царям, и они оказывают расположение монахам, а иные из них и сами становятся джайнами.

Джайны считают свою религию древнейшей и изначальной. Современные джайнские интеллектуалы утверждают, что в эпоху древнейшей цивилизации долины Инда (III-II тыс. до н.э.) джайнизм, — вернее, одна из его предыдущих «редакций», — был господствующей религией в Индостане. Уникальная джайнская мифология и своеобразные космогонические представления настолько отличаются от представлений любой другой духовной традиции Индии, что это наводит на мысль об особой этнокультурной среде, из которой со временем развился современный джайнизм.

Джайны, пожалуй, единственные в мире полагают, что на небе два солнца. Утром встает то, которое зашло вчера вечером, а сегодняшнее будет сутки отдыхать. Мир, по их представлениям, имеет форму трех поставленных друг на друга усеченных конусов, средний из которых направлен основанием вниз, и вся эта конструкция напоминает, таким образом, человеческую фигуру.

Центральное мест в джайнском учении занимает человеческая личность, которая обычно заключена в круговорот рождений и смертей (сансару), оцениваемый джайнами как безусловно негативный факт. Религиозной ценностью личности является освобождение души из этого круговорота посредством обретения триратны («трех сокровищ»): правильного воззрения, подразумевающего взгляд на мир в соответствии с джайнским учением; правильного познания, означающего использование средств и методов джайнской теории познания; и правильного поведения, т.е. соблюдения основных правил джайнской этики – ненасилия, нестяжания, правдивости, целомудрия и отказ от привязанности к материальным благам.

Соблюдению обетов джайны придавали исключительно важное значение, и их аскетизм выглядит экстремальным. Обет ахимсы (ненасилия) подразумевал не только исключительно вегетарианское питание, чем в Индии никого не удивишь, но и трогательную заботу даже о мельчайших существах, для сохранения жизни которых джайны используют повязку у рта наподобие медицинской, а также специальную метелку для расчистки пути перед собой. Питьевую воду они также всегда процеживают. Подобное трепетное отношение ко всякому проявлению жизни не позволяло джайнам заниматься, например, земледелием, которое было сопряжено с гибелью мелких обитателей почвы. Поэтому джайны предпочитали заниматься торговлей и ростовщической деятельностью, благодаря чему скопили немалые богатства. Общая численность джайном по индийским меркам ничтожна – их около четырех миллионов, однако они, как и прежде, играют заметную роль в жизни страны.

Помимо «трех сокровищ», праведному джайну вменяется в обязанность соблюдение ежедневных ритуалов и почитание тиртханкаров, а также паломничество. Существование многомиллионной армии богов джайнами признается, но этих богов, совпадающих с божествами индуизма, они не окружают религиозным почитанием, видя в них, как и в людях, жертв кармических обстоятельств, вовлеченных в круговорот перерождений и нуждающихся в спасении. Строгое соблюдение всех предписаний религии позволяет джайну добиться своей цели – стать сиддхой (освобожденным), выйти из круговорота перерождений и достичь специального места во вселенной Сиддхакшетры, составим там компанию другим освобожденным душам, навсегда сохраняющим, кстати, свою индивидуальность.

Стать сиддхой в течение одной жизни может стать только джайн-монах, остальные же должны пройти через необходимое число перерождений, постепенно улучая свою карму.

Философия джайнизма основана на принципиальном дуализме категория джива (живое) и аджива (неживое). Неживое состоит из нескольких субстанций, которые в комбинации между собой и с дживой образуют все разнообразие мира. В соответствии с извечным законом бытия джива неизбежно взаимодействует с субстанциями неживого, и основной ее характеристикой является качество реагирования на это взаимодействие. Методика аскетизма предполагает «воспитание дживы-души и приведение ее в состояние индифферентности к взаимодействию с адживой, которое и означает освобождение (мокша или нирвана). Таким образом, джайнская философия – это прежде всего Путь.

Предметом особой гордости джайнов является сформулированный ими методологический принцип анэкантавады (неодносторонности), в соответствии с которым любое высказывание о реальности может быть истинным только до определенной степени и только и с определенной точки зрения. Но точек зрения много, поэтому справедливость всякого высказывания всегда относительна.

За два с лишним тысячелетия существования джайны стали неотъемлемой часть индийского общества, сформировав особую касту. Они верят в индусских богов, отмечают индусские праздники, участвуют в индусских ритуалах. Однако джайны всегда остро ощущали свою социокультурную самобытность и старались вести более или менее замкнутый образ жизни. Скрытностью джайнов объясняется, в частности, недостаточная изученность их религии европейскими учеными вплоть до ХХ века. Однако впоследствии уже сами джайны стали проводить научные исследования собственной истории и публиковать книги на эту тему.

 

(Информация взята из книги «100 великих тайн Востока»)