Легенды небесного храма

Жители Камбоджи (Кампучии) кхмеры – один из самых загадочных народов на нашей планете. До недавнего времени об их древней истории было известно очень мало, сами же они рассказывали о себе фантастические легенды.

Когда-то очень давно на месте Камбоджи куда ни глянь простиралась морская гладь. В пучине жила дочь царя вод по имени Наг, огромного змея с человеческой головой, прекрасная девушка Сома. Иногда она выходила на отмель, чтобы подышать земным воздухом. Однажды неподалеку проплывал в ладье принц, которого жестокий отец изгнал из страны за какую-то провинность. Принц и Сома полюбили друг друга. Желая счастья молодым, царь Наг выпил всю воду и на образовавшейся суше поселил дочь и ее супруга. Прекрасная страна, где стали жить счастливые влюбленные, получила имя Камбоджа.

С тех пор основателем Камбоджи считается сын Змеи – Нагина Сомы – Пья Рыанг. Все правители, восходившие с тех пор на трон, должны были подтверждать свое родство с Пья Рыангом, вступая в ритуальный брак со змеями: проводя ночь в святилище, куда, как считалось, к ним приползала «невеста» – многоголовая змея Нагиня.

Есть еще одна легенда, по которой кхмеры – потомки одного из сыновей Геракла и женщины-змеи, которую он, скитаясь в поисках своих коней, обнаружил в пещере на северном побережье Азовского моря. Верхняя часть у нее была женской, а нижняя – змеиной. Женщина-змея родила Гераклу трех сыновей. Покидая ее, герой так распорядился судьбой детей: «Кто из них сможет натянуть мой лук и опоясаться моим поясом, как я, тот пусть живет здесь, – сказал он женщине-змее. – Остальные же должны отправиться в дальние страны».

Когда сыновья выросли, мать велела им по очереди натянуть лук Геракла и опоясаться его поясом. Это удалось лишь младшему, Скифу, который остался жить с матерью. Старшие же братья пошли бродить по свету. От них, согласно преданию, произошли два индоевропейских народа – саки и кушаны, которые вторглись в Индию, а затем и в Индокитай. Те, кто обосновался в Камбодже, стали именоваться кхмерами. Позже часть кхмеров переселилась на Яву, создав там сильное государство.

О богатстве яванских царей говорит местный обычай, описанный в хрониках: «Каждое утро к царю являлись главный министр и казначей. Они приносили правителю золотой кирпич, который тот сию же минуту бросал в озеро возле дворца. Чем дольше жил царь, тем выше становилась золотая гора на дне озера. Когда же монарх заканчивал свой земной путь и отправлялся в царство вечной благодати, золото делили между всеми жителями страны, включая самого последнего раба, который тоже получал несколько золотых крупинок. Львиная доля драгоценного металла доставалась, конечно же, членам царской фамилии. Чем дольше жил правитель, тем больше золота получали яванцы».

В конце VII в. Камбоджа разделилась на пять самостоятельных княжеств и вскоре была захвачена магараджей, носившим имя индийского бога Вишну, царем Явы.

В те времена Ява имела прекрасно оснащенный быстроходный флот, и ее суда время от времени совершали набеги на китайские и вьетнамские прибрежные города. На исходе 700-х гг. к власти в Камбодже пришел молодой царь Махапативарман, которому не давало покоя могущество Явы. В лице магараджи он видел соперника и конкурента. Однажды, вызвав главного министра, Махапативарман потребовал, чтобы ему принесли на золотом блюде отрезанную голову царя Явы. Министр пытался образумить юношу, но тот, разгневавшись на непокорного царедворца, приказал ему убираться из дворца.

Магараджа, прослышав о странном желании молодого царя, немедленно снарядил флот и отправился в Камбоджу, хотя до тех пор ни разу не нападал на эту страну, считая ее родиной своих предков. Захватив дворец и самого царя, Вишну потребовал объяснений. Махапативарман угрюмо молчал. И тогда магараджа заявил: «Пусть моя победа станет для тебя уроком. Я поступлю с тобой так, как ты хотел поступить со мной».

Отрубленную голову Махапативармана забальзамировали, поместили в стеклянный сосуд и оставили в назидание всем будущим правителям страны.

Покидая Камбоджу, Вишну сказал: «Я так поступил с вашим царем не потому, что ненавидел его – за что мне было его ненавидеть? В нем не было ничего плохого, кроме глупости. Нет я должен был дать урок всем тем, кто захочет увидеть мою голову на золотом блюде. Однако знайте, я не горжусь победой над этим юношей!»

С этими словами царь Явы покинул Камбоджу… Так ли все было, как гласят легенды и как записано в хрониках, остается лишь гадать.

Ключом к тайне происхождения и древней истории кхмеров мог бы стать обнаруженный в 1601 г. в джунглях Камбоджи огромный храм. Его нашел испанский миссионер М. Рибандейро. Однако в то время находка никого не заинтересовала.

Вторым открытием крупнейшего в мире храма Ангкор Ват мы обязаны французскому путешественнику XIX в. Анри Муо. Он заблудился в джунглях неподалеку от города Сиемреап. Блуждая в полном отчаянии, он уже не надеялся выбраться обратно, когда вдруг лес расступился. Прямо перед измученным путешественником поднимались к небу три величественные башни, похожие на бутоны лотоса. В жизни своей Муо не видел более прекрасного и грандиозного зрелища.

рамовый комплекс занимает площадь 260 кв. км. Построен он таким образом, что каждый человек, входящий через главные ворота, охватывает взглядом сразу все грандиозное сооружение, возвышающееся на трех террасах. Первая терраса «парит» над землей на высоте 3,5 м, вторая – 7, а третья – 13 м. По мере приближения, создается впечатление, что храм на глазах вырастает из земли и поднимается к самому небу.

Каждую террасу окружают галереи. На верхней террасе высятся пять башен – одна в центре и четыре по углам, но храм расположен таким образом, что с какой бы стороны путешественник ни подходил к Ангкору, он видит одновременно только три башни. Вокруг всего комплекса, состоящего из 200 храмов, установлены многочисленные колонны, за которыми идет высокая каменная ограда. Он окружен широким рвом, который когда-то был наполнен водой.

Считается, что храм Ангкор Ват построил царь Камбоджи Сурьяварман в 1113–1150 гг. и посвятил его богу Вишну. Но сооружение это настолько прекрасно и величественно, что о его возникновении сложена легенда.

У царя Камбоджи был сын Преа Кет Меалеа. Слава о его красоте и уме перехлестнула за пределы государства и однажды достигла ушей бога Индры. Заинтересованный бог решил познакомиться с принцем и пригласил его к себе в гости. Дворец Индры так понравился юноше, что тот решил остаться в нем навсегда. Но божественные танцовщицы, услаждавшие взоры бога, вдруг утратили покой и воспылали любовью к Преа. Поразмыслив, Индра, чтобы восстановить порядок на небесах, решил отправить принца обратно на землю. Однако за то время, что Преа провел в небесном дворце, бог успел привязаться к нему, и юноша тоже отвечал ему любовью. Чтобы смягчить горечь расставания, Индра построил на земле дворец – точную копию своего. Так появился Ангкор Ват.

Стены Ангкора покрыты уникальной резьбой. Кажется, нет ни одного сантиметра, свободного от рельефов, изображающих сцены из индийской мифологии, древней истории кхмеров, образы «Махабхараты» и «Рамаяны». Только одна галерея первой террасы, тянущаяся более чем на километр (при высоте стен два метра), полностью покрыта резьбой, где герои вступают в поединок с чудовищами, а боги и богини предаются любовным играм. Галереи и переходы храма украшают орнаменты из листьев и цветов лотоса. Тысячи и тысячи небесных танцовщиц, которых кхмеры называют тевода, застыли в самых разнообразных позах, и ни одна из них не похожа на другую.

Большой интерес представляют «каменные картины», запечатлевшие особенности раннесредневекового камбоджийского судопроизводства. Изучив их, археологи пришли к выводу, что в Древней Камбодже не было тюрем. Виновность или невиновность человека устанавливали следующим образом: в руки ему давали раскаленный топор, и он должен был пройти с ним семь шагов. Если после этого кожа на руках не покрывалась волдырями, обвиняемый считался оправданным. Иногда поступали иначе – в котел с кипящей водой бросали кольцо и приказывали тому, на кого падало подозрение в преступлении, его вынуть. И снова показателем невиновности было отсутствие ожогов.

Отдельным счастливчикам удавалось успешно пройти испытание и тем самым доказать свою непричастность к преступлению. Если же все-таки руки несчастного, что вполне естественно, покрывались ожогами, его бросали в ров с водой, где жили крокодилы. Но и в этом случае преступника могли помиловать, если крокодилы почему-либо его не трогали.

Изучение храмового комплекса прекратилось, когда в 1973 г. Ангкор Ват стал чем-то вроде штаба красных кхмеров. Атеистически настроенные полпотовцы, желая искоренить религиозные настроения камбоджийцев, принялись разрушать храмы по всей стране. Досталось и великолепному Ангкору. На его стенах и сегодня, словно шрамы, зияют следы от пуль, а многие скульптуры богов обезглавлены.

Но все-таки грандиозный храм не удалось превратить в руины. В середине 1990-х гг. в Ангкоре начались реставрационные работы. Археологи смогли продолжить свою работу. Благодаря их изысканиям Древняя Камбоджа открывает нам все новые страницы своей истории.

 

(Информация взята из книги «100 великих тайн Востока»)