Ниндзя. Путь невидимых воинов

Они нападали молниеносно. Убивали бесшумно. Сеяли страх и ужас. Как призраки, они слетали на указанных им врагов. В средневековой Японии, где сто лет не стихала гражданская война, такие бойцы были как нельзя кстати. Их ремесло долго оставалось в цене. Их таланты давно вошли в легенду. Как разделить миф и правду, говоря о старинной касте тайных шпионов и убийц?

В последние десятилетия появился целый ряд фильмов – в основном второсортных боевиков, где главными героями являются ниндзя. Словно маги и волхвы, они творят невозможное. Встав на линию огня, ловят пули зубами. Почище человека-невидимки могут раствориться в воздухе. Не сделав и шагу вперед, перелетают через головы врагов, напавших на них, или вскакивают на крышу дома – почти на трехметровую высоту.

Когда же началась история ниндзя? Когда первые воины вспорхнули под кроны деревьев, чтобы оттуда, из засады, сразить заказанного врага?

В древности в горах близ Киото поселились ямабуси – монахи, делившие дни между молитвами и тренировками. Из упражнений, которые они выполняли, сложилось особое боевое искусство – ниндзюцу. Историки полагают, что оно возникает уже в конце VIII в. В 1185 г., когда закончилась война Гэмпэй – кровавая феодальная усобица, раздиравшая страну, – искусство ниндзюцу уже вполне сформировалось.

В это время на службе провинциальных князей – дайме – и самого сёгуна Минамото, фактического правителя страны, уже состоят ниндзя – секретные агенты, внушавшие страх. У них было много работы. Пламя войны стихло, но под спудом власти еще тлела вражда. Часто дайме ненавидели друг друга, а сегун побаивался их всех. Чаще всего ниндзя становились лазутчиками. Бродя по стране, осматривали крепости и замки князей, примечали, готовятся ли те к войне. Дозором обходили деревни, которыми владели дайме, и пересчитывали число домов, чтобы понять, сколько людей князья могут собрать в свои отряды в случае мятежа. Прежде чем считать дома вдоль улицы, ниндзя прятали в рукав мереные горсти камешков или горошин, затем, поравнявшись с постройкой, роняли одну, пройдя улицу, считали, сколько осталось: недостача равнялась числу домов.

Совершив рейд, ниндзя вновь удалялись от мира. Обычно они жили в горах, куда не забредают чужие люди. Их поселения охранялись. В некоторых проживало всего несколько человек; в других – сотни ниндзя и члены их семей, ведь в Средние века профессия ниндзя, как и многие ремесла, передавалась по наследству. Кто родился в семье ниндзя, обычно только им и мог стать.

Внутри клана царила строгая иерархия. Всем заправлял командующий – енин. Его ближайшими помощниками были хунины. Они передавали приказы гэнинам – бойцам – и следили за их исполнением. Со временем ряды гэнинов и даже хунинов стали пополнять пришлые, посторонние люди – прежде всего ренины, «перекати-поле», обедневшие самураи, рыскавшие по стране ради добычи.

Случалось, что тайными агентами становились женщины, например, Мохидзуки Хиемэ, осиротев, собрала ватагу девиц, бежавших из дома, и училась с ними навыкам ниндзя.

Знания, накопленные этой кастой тайных убийц, хранились в глубокой тайне, как и методы обучения в школах ниндзя. Только на острове Хонсю в разное время число таких секретных школ колебалось от 25 до 70.

Именно эта скрытность порождала легенды. Позднейшие историки подвергли сомнению многое из того, что говорилось о ниндзя. Даже свою черную одежду, – непременный атрибут этих киноперсонажей, – ниндзя вряд ли надевали часто. Появление на улице человека, закутанного во все черное, вызовет любопытство, а шпиону менее всего нужно внимание к своей персоне. Черный цвет выдаст и воина, сидящего в засаде, ведь в природе он встречается редко. Поэтому ниндзя были облачены в серую, коричневую или темно-синюю одежду. Перед сражением многие ниндзя надевали кроваво-красную одежду. Ее цвет скрывал кровь. Нанесенная рана оставалась невидна. Это породило миф о неуязвимости ниндзя.

Многие слухи ниндзя распускали сами. Пусть враги ждут от них чудес, пусть знают, что ниндзя умеют летать, превращаться в зверей или побивать десятерых!

Когда оседает облако пыли, видно, что породило его. Когда оседают слухи, остается ниндзя и видно его умение. В своих секретных школах ниндзя учились многому. Они закаляли тело и дух, подолгу тренировали силу, занимаясь боевыми искусствами. Но это еще не все, ведь ниндзя не были простыми воинами. В своих школах они много занимались физиогномикой, привыкая по внешности распознавать намерения человека. Они изучали традиции различных японских провинций, условия жизни в них, климат, знакомились с манерами людей из разных слоев общества. В любом городе они не были чужими. На них смотрели с доверием.

Очень много времени ниндзя готовились к поединку с врагом. Они умели обращаться с любым видом оружия – мечами, ножами, палками. Они знали жизненно важные точки человека и, ударив врага ребром ладони, могли вызвать у него остановку дыхания и смерть. Владели они и огнестрельным оружием, ведь в 1543 г. португальские купцы ввезли в Японию мушкеты, и местные оружейники наладили их выпуск десятками тысяч.

Ниндзя хорошо разбирались в ядах и своих врагов часто поражали, раня их отравленной стрелой или металлической звездочкой, чьи концы были пропитаны ядом. В качестве отравы использовали природные токсины: яд рыбы фугу, пауков или скорпионов, а также выделяли яд из грибов. Нередко ниндзя сражались отравленными мечами, упрощая себе убийство; подсыпали яд в еду или вливали спящему в рот, а то и подкладывали ему в постель живых скорпионов.

Ниндзя учились также лазить на стены и деревья, выбирать место для засады или, замаскировавшись, сидеть в ней. На надувном плоту из тонкой кожи они переплывали реки и озера. Прятались под водой, дыша через бамбуковую трубку или с помощью надувного кожаного мешка – своего рода акваланга. Подолгу оставались в ледяной воде или голодали.

В этих воинах ценились смекалка и хитрость. Под руками ниндзя любой предмет мог стать оружием. Многие виды оружия были настолько своеобразны, что о них нельзя не упомянуть. Так, кусаригама напоминала собой заостренный серп, к которому на цепи был привязан груз: эту связку ниндзя кидал во врага. На пальцы ниндзя надевал железные когти и ими наносил раны в единоборстве. Во рту прятал фукибари – трубочку, из которой, сблизившись с врагом, стрелял иголками. При себе держал бамбуковую трубку с насыпанным в нее порохом и швырял ее в лицо противника. В случае преследования ниндзя бросал под ноги врагам тецубиси – звездочку с торчавшим из нее шипом. У женщин-ниндзя был популярен какутэ – кастет, чьи выступающие части смазывались ядом.

Передвигались ниндзя обычно пешком, ведь лошадь могла выдать их фырканьем или ржаньем, а следы копыт трудно было скрыть. За день они проходили более ста километров. Хитростью умели путать следы и подолгу разучивали секретную походку: убегая после убийства, они ставили ноги так, что преследователи не узнавали направление побега. Часто ниндзя пользовались отвлекающими маневрами: покидая дом жертвы, поджигали его. Домочадцы и слуги, спеша спасти жилище, тушили огонь или выносили вещи, а убийца, пользуясь суматохой, уходил.

Если его ловили, ниндзя закалывал себя ударом кинжала или раскусывал капсулу с ядом, которую держал за щекой, а иногда еще и увечил себе лицо, скрывая его черты. Из тени ночной приходил воин-тень и при свете факелов растворялся в смертном мраке.

Впрочем, для плененных ниндзя, в самом деле, лучшим исходом была добровольная смерть – ведь ненависть к ним была неописуемой. Так, знаменитый разбойник и ниндзя Исикава Гемон, «японский Робин Гуд», 24 августа 1594 г. был вместе с семьей сварен в кипящем масле. Его обвиняли в том, что, пользуясь бумажным змеем, он пытался взлететь на крышу дворца в Нагое и похитить венчавшие дворец золотые украшения.

Еще страшнее было преступление, что совершил 19 мая 1570 г. ниндзя Сугитани Дзэнъюбо. Укрывшись в засаде, он дважды выстрелил в полководца Ода Нобунага, фактического правителя Японии. Пули ударили в панцирь и не пробили его. Ниндзя бежал. Четыре года агенты Оды искали беглеца, а, поймав, пытали шесть дней и, наконец, подвергли особой казни – нокогири-бики. Его привели к дороге и вкопали в землю по пояс. Затем принесли большую пилу, надпилили шею с обеих сторон и оставили пилу. Любой зевака мог подойти к несчастному и отрезать любую часть его тела. Понятно, что возле Сугитани не расходилась толпа зевак. Через несколько дней все еще живого мученика раскопали, провели по городу и распяли.

Ода Нобунага недаром стал объектом покушения ниндзя за то, что вознамерился вытравить это «дьявольское семя», избавиться от «трусливых убийц». Против ниндзя из провинции Ига – числом их было 4000 человек – Ода Нобунага бросил целую армию из 46 000 самураев. Ниндзя не улетели, не превратились в зверей, не поймали пули зубами. Их вырезали как скот. Лишь немногие сумели бежать в горы и укрыться от нападавших.

Расправы над ниндзя продолжались в других частях страны. Так, в декабре 1596 г. погибли знаменитый ниндзя Хаттори Хандзо и его товарищи. Враги тайком подплыли к кораблю, на котором находился Хаттори, и повредили весла. Обнаружив ущерб и заметив врагов, Хаттори вместе с остальными воинами бросился в воду, чтобы доплыть до берега, но лишь попал в ловушку. На пути к берегу было разлито масло. Его подожгли, и весь отряд Хаттори погиб в огне.

С воцарением в 1603 г. нового сегуна – Токугава Иэясу – окончательно ушла в прошлое вольница «воюющих провинций». В Японии установилась твердая власть сегуна. Для него не должно было оставаться тайн в подначальной ему стране. Надлежало избавиться от ниндзя – этих темных пятен, разъедавших привычную картину дней. Им было разрешено стать телохранителями сегуна или служить в его тайной полиции. Всех не подчинившихся приказу преследовали как разбойников. Так пресекся путь ниндзя.

Этим вольным птахам нашлось место лишь в клетке, которую построил Токугава. Ниндзя стали уже не те «воины-тени», по своей прихоти или воле денег вершившие тайный суд, однако их ремесло не забылось до наших дней.

Летом 1853 г., когда в бухту Эдо (Токио) вошли четыре американских военных корабля под началом коммодора Мэтью Перри и тот от правительства США передал сегуну послание: Японии предлагалось подписать торговое соглашение, а также открыть для американцев гавани в Симоде и Хакодате, на борт коммодорского корабля был направлен ниндзя Савамура Ясусуке. Ему поручалось найти тайные бумаги гостей. Ниндзя с блеском выполнил задачу. Он нашел листы, исчерченные буквами, который коммодор прятал от всех. Увы, это оказались… стишки скабрезного содержания.

В современной Японии еще есть люди, сохраняющие традиции искусства ниндзюцу, но это – простые любители старины, пусть и зовущие себя ниндзя. «Мы – не клуб воинов. Мы – джентльмены!» – говорит главный ниндзя Японии, Хацуми Масааки, хранитель традиций древнего боевого искусства и реликвий, связанных с ним. Ниндзюцу стало одним из видов спорта. Им занимаются любители восточных единоборств во многих странах мира.

 

(Информация взята из книги «100 великих тайн Востока»)