Старец из пагоды Дау

Этого не может быть, говорили все, кому доводилось слышать о таинственном монахе, сидящем в одной из пагод недалеко от Ханоя с тех пор, как 200, а может быть, и 300 лет назад он решил впасть в медитацию и остаться в ней навсегда.

– Я тоже не поверил в эти фантастические слухи, – рассказывает журналист-международник А. Ромашко. – Но Восток есть Восток, и очень часто самое невероятное оказывается здесь очевидным. Поэтому отправился на поиски загадочного старца и через несколько дней обнаружил его в неприметной пагоде Дау.

В это действительно трудно было поверить. Передо мной прямо у алтаря, на высоком пьедестале, в стеклянном кубе, скрестив ноги и чуть подавшись вперед, сидел неимоверно худой, абсолютно нагой старичок. Закрыв глаза, он, казалось, мечтательно улыбался приятным видениям, которые сопровождали его дух в многолетних странствиях по непознанной простыми смертными нирване.

– Его зовут By Кхак Минь, – поклонившись фигуре, пояснил бывший сельский староста, а ныне смотритель пагоды. – Он вознес свою душу к вершинам Вселенной, а тело оставил нам, чтобы каждый приходящий сюда мог убедиться: человеку, познавшему мудрость бытия, подвластно все.

В отличие от классических египетских мумий, эта не замурована в саркофаг и не окутана волокнами антисептической ткани. Ее никогда не хранили в специальном микроклимате, на ней нет следов вскрытия.

Каких-либо древних документов, объясняющих это уникальное явление, мне найти так и не удалось. Поэтому не оставалось ничего другого, как попытаться поискать разгадку в легенде, которую местные жители охотно рассказывают приезжим.

Когда 300 лет назад настоятель монастыря By Кхак Минь почувствовал приближение смерти, он решил уединиться в крохотном святилище во дворе пагоды Дау. Захватил с собой кувшин с водой и кувшин с пальмовым маслом для лампадки. И обратился к братьям с последней просьбой: «Не приходите сюда сто дней. Если после этого вы не почувствуете трупного запаха, то покройте меня древесным льном и перенесите к алтарю. Если же заметите, что тело разлагается, то засыпьте землей мое последнее пристанище».

Вьетнамские ученые подтвердили, что на мумию нанесен защитный слой из лака и переваренной термитами земли толщиной от двух до четырех миллиметров. А поверх него наложен еще один, совсем тоненький и уже облупившийся во многих местах слой серебра.

Рентгеновские исследования выявили удивительные подробности, которые, впрочем, не приблизили ученых к разгадке тайны.

Оказалось, что у старца совсем не повреждена черепная коробка, нетронуты кости рук, ног и позвоночник, а ключицы, ребра и грудина упали в опустевшую брюшную полость и лежат между костями таза. По мнению специалистов, это подтверждает, что скелет не укреплялся искусственно.

Очень маленький вес – всего семь килограммов – и карликовый рост навели некоторых исследователей на мысль, что труп монаха тщательно прокоптили или долго окуривали какими-то благовониями, и это уберегло его от разложения.

Из десятка самых разноречивых версий наиболее правдоподобной мне показалась такая. Специальная растительная диета, а затем длительное голодание доводят организм до полного физического истощения – то есть до того состояния, когда от человека остаются в буквальном смысле только кожа да кости. Психологическая подготовка, которой славятся буддийские монахи, позволяет, очевидно, довести это умерщвление плоти до крайней точки. Условно этот этап можно назвать самомумификацией.

Затем проводится косметическая обработка почившего. Особый состав лака и серебряная пленка заменяют, по видимому, в данном случае и древнеегипетские саркофаги, и современные консерванты, надежно защищая мумию от разрушительного воздействия окружающей среды.

…Сквозь щели в черепичной крыше на улыбающегося монаха упал сноп солнечных лучей. Чему радовался человек в последний миг своей жизни 300 лет назад? Может быть, в этой улыбке и скрыта главная тайна бессмертного старца из пагоды Дау?

 

(Информация взята из книги «100 великих тайн Востока»)