Змея и птица

О рождении стиля «Змея и птица» одна из легенд гласит следующее. Однажды монах-даос Чжан Саньфэн, живший в XII веке, стал свидетелем битвы журавля со змеей. В китайской философии эти два живых существа олицетворяют добро и зло, и поэтому он наблюдал за схваткой с особым интересом, хотя и знал, что победителя в ней не будет – добро и зло обречены на вечное сосуществование.

Так и получилось. Журавль все время пытался нанести смертельный удар острым крепким клювом, но змея ускользала и уворачивалась, а когда переходила в атаку, птица отбивалась взмахами огромных крыльев или просто подлетала вверх. И бой завершился тем, что вконец измотанные соперники просто-напросто его прекратили – птица взлетела на ближайшее дерево, а змея ускользнула в густую траву.

Когда схватка закончилась, Чжан Саньфэн вдруг осознал, что она натолкнула его на открытие. Соединив качества соперников, эти вечные противоположности (с одной стороны – мягкость, изворотливость, плавность, ловкость змеи, и с другой – открытость, напористость, прямота птицы), он создал новый стиль, в котором тренировка тела стала играть второстепенную роль, а на первое место вышла тренировка управления жизненной энергии «ци» (по-японски – «ки»). Духовное начало здесь доминировало над физическим, а чисто силовые упражнения рассматривались как бесполезные и бессмысленные, а основными положениями стратегии стали следующие: прежде движения – спокойствие, прежде приложения силы – мягкость и расслабленность, прежде быстроты действий – неторопливость. В основу стиля лег так называемый принцип недеяния, у-вэй, проповедуемый даосами, так что тактика боя стала следующей: уступая в поединке силе соперника, не сопротивляясь, входить с ним в контакт и, следуя за его движениям, нейтрализовать эту силу и обратить вспять (против него самого или в пустоту). Чжан Саньфэн считал – и не ошибся, — что, увязая в податливости, сила нападавшего исчерпывается и достаточно будет небольшого усилия, чтобы повергнуть его. Он также включил в тактику боя использование ошибок противника и плавный переход от атаки к обороне, подсмотренный им в схватке змеи и птицы. Фактически стиль, разработанный им, положил начало разделению стилей на жесткие и мягкие.

(Информация взята из книги Игорь Оранский «Восточные единоборства»)

змея и птица