История развития Бу-дзюцу

Необходимость изобретения более эффективных способов ведения боевых действий стимулировала даже самых ранних японских воинов к тому, чтобы всесторонне изучать оружие и способы его использования, но до появления класса профессиональных воинов не предпринималось практически никаких попыток стандартизации оружия или систематизации боевых искусств. Буси, выжившие в ужасных сражений, и тем самым снискавшие уважение своих товарищей (слава легко зарабатывается на поле битвы), проделали большую часть изысканий. Начиная примерно с конца двенадцатого века и дальше, результаты таких открытий и находок систематизировались, а затем объединялись в воинские рю. Особое внимание было уделено основным видам оружия: луку и стрелам, мечу, копью и алебарде, но это не значит, что было оставлено без внимания хоть какое-нибудь оружие или метод, которые могли бы оказаться эффективными в бою. К семнадцатому веку насчитывалось примерно шестьдесят боевых систем в почти девяти тысячах формальных традициях, или рю, что само по себе довольно внушительно.

Важность воинских искусств была признана еще во времена бакуфу Камакура; тогда бакуфу тщательно отбирало лучших мастеров школ, и приглашало их работать инструкторами. Те рю, которые не хотели сотрудничать или не были выбраны бакуфу, развивались как воинские традиции частных владений.

По современным стандартам классические воинские рю имели дело с неизменными традициями, оружием и способами его боевого применения, но это постоянство, сохранявшееся вплоть до двадцатого века, является показателем непоколебимой преданности, а не неспособности изобрести, принять или перенять новые идеи.

Каждое рю развило специфические техники, которые сделали его уникальным. Такие техники считались абсолютно закрытым для непосвященных наследием рю. С течением времени из-за профессиональной зависти соперничество среди бесчисленных рю стало неизбежным. Страстное желание доказать превосходство своей традиции над остальными, сделало сражения между мастерами различных рю обычной вещью. Стремление найти более эффективные способы расправиться с врагом, спровоцировало еще более широкое распространение будзюцу.

Боевые искусства состоят из различных аспектов ведения боевых действий, как на суше, так и на воде. И хотя они уделяют основное внимание способам использования различных видов оружия (особенно меча, копья и алебарды,), будзюцу также включают в себя и вспомогательные системы, например, искусство возведения полевых укреплений, разведение сигнальных костров и даже стратегия и тактика.

Поскольку будзюцу являются символом и инструментом силы и жизнеспособности буси, то их изучение было объявлено исключительной прерогативой класса профессиональных воинов. Простолюдины, хоть и не были абсолютно безоружными, все же не могли использовать те виды оружия, которые использовали буси, и им было запрещено изучать будзюцу.

Благодаря своему знанию прошлого, Ёритомо четко понимал две вещи. Первое – вооруженные силы, хоть они и не являются единственным средством управления нацией, никогда не следует полностью отстранять от государственных дел. И второе – преданность растет, в присутствии гордости, а мастерское владение воинским искусством порождает гордость. Ёритомо добился преданности буси потому, что сам был буси; он стрелял из лука и владел мечом наравне с лучшими из них. Он также был полностью согласен с буси в том, что каждый воин должен быть всегда готовым в случае необходимости сражаться максимально эффективно; большинство буси считали, что все остальное – это просто стремление к величию. Ёритомо требовал от своих воинов, чтобы они постоянно изучали и практиковали будзюцу.

Таким образом, долг обязывал классического буси быть эффективным бойцом, преданным своему сѐгуну. Считалось, что за серьезную измену бакуфу, скорее всего, обрушит всю свою ярость, как на провинившегося лично, так и на всю группу, в которой он действует. Классический буси безоговорочно верил, что будзюцу пробудит в нем правильное мировосприятие, достойное доверия и уважения окружающих; он считал ниже своего достоинства добиваться потом того, что могло быть завоевано. Такой образ мысли стал причиной презрения буси к представителям более низких социальных слоев, которые своим потом зарабатывали средства к существованию.

Жесткие ежедневные тренировки стали отличительным знаком всех буси. Эти занятия включали тщательное изучение омотэ, внешних техник (обычно изучение омотэ занимало 3-4 года). Практикуя омотэ, буси знакомился с базовыми техниками обращения с оружием в соответствии со строгими предписаниями той воинской традиции, к которой он присоединился. Овладев основой, он переходил к более высокому уровню, окудэн, секретным учениям, которые превращали боевые способности буси в настоящее мастерство. Его успехи в бою зависели от овладения именно этой категорией техник.

Эти самые сокровенные секреты воинских рю придавали буси огромную уверенность, поскольку он знал, что когда придет время последнего испытания – сражения – он будет вооружен молниеносными рефлексами. Более того, знание большого количества технических деталей, усвоенных буси посредством практики окудэн, позволяло ему точно оценивать возможности, особенности и эффективный радиус каждого боевого действия. Он знал, например, что если вонзит свой меч в среднюю часть туловища врага хотя бы на долю дюйма, то это не позволит врагу выполнить рубящий удар сверху вниз, и, следовательно, нет абсолютно никакой опасности в том, чтобы находиться прямо под оружием врага. И наоборот, буси также знал, что если он нанесет глубокий режущий удар по обратной стороне запястья врага, пусть даже настолько сильный, что практически отсечет ему руку, враг все равно сможет продолжить свой рубящий удар сверху вниз.

Но будзюцу значило для классических буси гораздо больше. Это был своеобразный процесс воспитания, который прививал воину такие добродетели как храбрость, уверенность в себе, повиновение, дисциплина, терпение, внимательная оценка, вежливость, умеренность и скромность; приобретение всех этих качеств сопутствовало развитию технических навыков. Любая попытка отдельного буси отклониться от традиции, пресекалась рю различными дисциплинарными мерами (включавших даже смертную казнь). В результате классические буси стали элитной группой воинов с наивысшим esprit de corps («кастовым духом»).

Будзюцу развивались и поддерживались совершенно не случайно. Боевые искусства приняли систематизированную форму благодаря тому, что буси изучали их при помощи так называемых ката, формальная последовательность движений). Ката стали, и по сей день остаются, основным тренировочным методом всех будзюцу. Это единственный способ отработать техники будзюцу, без риска ранить или убить занимающегося.

Главным образом по экономическим причинам, но также и из соображений безопасности, мастера будзюцу традиционно использовали тренировочное оружие, изготовленное из специальных твердых пород дерева. Металлическое оружие также использовалось, но в результате ежедневных тренировок быстро приходило в негодность, в то время как деревянные его заменители были более долговечны и их замена в случае поломки стоила гораздо дешевле. Относительная безопасность деревянного оружия была еще одним очевидным преимуществом.

Тем не менее, деревянное оружие не следует воспринимать лишь как стоящий уровнем ниже заменитель металлического оружия. Во многих типах сражений они превосходят своих металлических двойников. Самый знаменитый из всех японских фехтовальщиков, Миямото Мусаси (1584?- 1645 гг.), предпочитал боккэн, или деревянный меч, просто потому, что он не ломается.

До периода Камакура воины обычно ездили на конях. Верхом на своих быстрых боевых товарищах шумная и относительно недисциплинированная толпа воинов яростно неслась в битву, в которой каждый из них зависел от единоборства один на один, решавшего дело. Воины были одеты в доспехи и вооружены луками и стрелами. Это были великолепно сконструированные, ассиметричные длинные луки с огромной дальностью выстрела. Воины также были вооружены острыми как бритва длинными мечами, называемыми тати, которые подвешивались на левом бедре на специальных похожих на пращу ремнях. Этот длинный меч носили режущей выпуклой кромкой вниз. Эта традиция требовала выхватывания меча из ножен известного под названием «от земли к небу», которое давало преимущество при использовании его верхом на коне. При Ёритомо были разработаны новые, более совершенные виды оружия, и буси стали специализироваться на определенных типах оружия; в результате тактика стала более сложной. Метательное оружие, хоть и не вышло из моды полностью, все же до некоторой степени было вытеснено рубящим и колющим оружием: яри, копьем, нагамаки или нагината, разновидности алебарды, и бо, шестом. Даже меч был модифицирован.

Великий фехтовальщик семнадцатого века Миямото Мусаси, тренирующийся с двумя боккэнами, или деревянными мечами. Он сделал знаменитым этот способ кэндзюцу, он фехтовал двумя мечами с такой ловкостью, что с ним не мог сравниться ни один другой мастер меча его времени.

И хотя карьера воина-всадника пользовалась большой популярностью среди аристократии (поскольку только богатые могли позволить себе доспехи, хороших лошадей и острые, надежные мечи), то, что показали более ранние испытания, быстро подтвердилось снова, а именно – тактика, основанная на использовании пехоты, чрезвычайно эффективна как средство завершения сражения. Длинный кавалерийский меч, с его выхватыванием «от земли к небу», оказался менее эффективным при использовании в пешем строю, чем более короткий (катана), который носился за поясом, режущей кромкой вверх. Этот меч имел подобно тати изогнутое, заточенное с одной стороны лезвие. Его можно было быстро и аккуратно выхватить способом «от неба к земле», и одним ударом легко отрубить врагу конечность или даже голову. Еще более короткий меч, вакидзаси, был похож по дизайну на катана, но предназначался для использования исключительно одной рукой. Его носили за поясом рядом с катана, в качестве вспомогательного клинка. Эти два меча – катана и вакидзаси – назывались дайсѐ или большой и маленький. Привилегия носить дайсѐ стала отличительным признаком воина.

Доспехи, которые одевались для защиты от стрел, а также рубящих и колющих ударов, для пехотинцев необходимо было модифицировать, сделать более легким и менее сковывающим, чтобы пеший воин был подвижным в бою.

Исход любой битвы зависел исключительно от тайминга (времени реагирования) и интуиции. Многим сражениям предшествовала строгая, формальная процедура, предназначенная для того, чтобы вызвать у воина, которому предстояло вступить в бой, правильное состояние сознания. Классический воин, после того, как выбирал себе противника, нараспев произносил вызов, иногда довольно длинный; делалось это главным образом для того, чтобы запугать врага: «Я Сато Сигэнобу, второй сын Масаюки, самый искусный и устрашающий кэнсин (мастер фехтовальщик) Тюдзѐ-рю. Я участвовал в шестнадцати боях и ни разу не получил ни одного ранения. Я заставлю тебя почувствовать острый укус моего клинка Сунэ-кири (Отсекатель голеней), бесценной реликвии моей семьи. Этим клинком мои предки убили огромное количество врагов. Теперь – приготовься умереть!»

Поскольку поле боя было местом чести, то, проговорив свой вызов, воин позволял своему противнику сделать то же самое: «Тебе не посчастливилось встретить меня, Якумицу Тадао, потомка лучших фехтовальщиков Японии. Я бесстрашный буси, который один повинен в смерти более тридцати мастеров твоего рю. Ваш неуклюжий стиль бессилен против меня. Это твой последний бой, так как я разделаюсь с тобой своим коронным ударом гяку кэса-агэ (обратный диагональный удар). Поспеши же навстречу своему року!»

После того, как бой начинался, это на самом деле превращалось в синкэн сѐбу, сражение до конца. Победитель имел привилегию взять голову побежденного врага, как символ своей победы, но в основном это было своеобразной распиской, поскольку голова, принесенная командиру победителя, служила неоспоримым доказательством победы; буси мог ожидать награды, особенно если убивал какого-нибудь знаменитого воина.

Поединок между двумя воинами – поединок один на одни – был характерен для раннего периода японской истории. Существовало два принципиально разных типа таких поединков: поединок на дальней дистанции и рукопашная схватка. Завязать бой с противником издали, используя метательное оружие, такое как лук и стрелы, и сойтись с ним вплотную на дистанцию, необходимую для использования меча или любого другого колюще-рубящего оружия – это совершенно разные вещи. Поэтому буси классических времен были вынуждены развивать самодисциплину, главным образом для того, чтобы контролировать свой страх. «Страх распределен» гласила старинная пословица буси, в отношении ма-ай (дистанция, на которой два воина вступают в поединок друг с другом) – с сокращением ма-ай мужество и мастерство воина должно увеличиваться.

Буси также развивали дзансин (буквально это означает «поддержание постоянной боевой готовности»), сочетание хорошей физической формы с ментальной остротой и концентрацией, обеспечивающее превосходство над противником. Без дзансин эффективное боевое мастерство невозможно. Дзансин был признаком мастера, его нельзя было подделать. Он являл собой результат бесчисленных часов тренировок и выражался в физической стойке. Посредством дзансин буси достигал должного ментального и физического состояния, которое позволяло ему доминировать над своим противником.

Ма-ай в каждой конкретной боевой ситуации различаются в зависимости от тех видов оружия, которые использует каждая из сторон. Буси должен был знать, какую занять позицию, чтобы создать условия благоприятные для себя и неблагоприятные для врага. Исходя из этого очень важного соображения, воинские рю были вынуждены стараться сохранять баланс в своей программе обучения. Каждое рю, если оно надеялось пройти испытание боем, требовало изучения широкого арсенала оружия. Буси, тренированные подобным образом, редко сталкивались с оружием, с возможностями и недостатками которого они были бы абсолютно незнакомы. Поэтому, в дополнение к 28 своему основному оружию, одати (длинному мечу), каждый буси в той или иной степени владел такими видами оружия, как короткий меч, копье, алебарда, метательный нож и палка или шест. Для того чтобы понять природу этих видов оружия, их боевое применение, и то, как буси тренировались использовать их, в последующих шести главах мы детально рассмотрим каждый из основных компонентов классического будзюцу.

(Информация взята из книги Донн Дрэгер «Классические будзюцу»)