Крупный стиль тайцзицюань появился в той же местности, что и знаменитая школа семьи Ян — в уезде Юннянь. Здесь жил выходец из многодетной семьи зажиточного чиновника У Юйсян (1812–1880 гг.). Все его родственники издавна практиковали некий семейный стиль без названия. У Юйсян с детства хотел найти известного мастера, который показал бы ему «истинное» ушу.

Однажды до него дошла молва, что совсем рядом в его же уезде учитель Ян Лучань открыл кумирню «Небесной гармонии» и начал преподавание некого необычного стиля, основанного на медленных округлых движениях. Ходили слухи, что Ян Лучань базировал свой стиль лишь на преподавании одного комплекса, но зато мог часами рассказывать о духовных тонкостях ушу. У Юйсян вместе со своими двумя братьями, не раздумывая, отправился к Ян Лучаню и попросился в ученики.

В школе Ян Лучаня У Юйсян столкнулся с совсем иным ушу. Примечательно, что у Ян Лучаня У Юйсян изучал не стиль семьи Ян, а «старую ветвь» стиля семьи Чэнь. Отдельного стиля Ян еще не существовало, и тайцзицюань (кстати, тогда этот стиль не имел такого названия) выглядел совсем иначе. Не было тогда и глубокого осмысления символической сути движений как взаимоперехода инь-ян, как выражения пустотности Дао и многого другого. Концепция Ян Лучаня сложилась позже, под влиянием теоретических построений его бывшего ученика У Юйсяна.

За два года У Юйсян целиком овладел полным комплексом «старой ветви» стиля Чэнь. Он уже считался официальным преемником Ян Лучаня, когда в его жизни произошел крутой поворот.

Старший брат У Юйсяна — У Дэцин (1800–1884 гг.), также большой знаток ушу, избравший себе карьеру военного, в 1852 г. был направлен на место начальника уезда Уян в Хэнани. У Юйсян немедля собрался в дорогу вместе с братом, тайно лелея мысль по пути повидать знаменитого мастера Чэнь Чансина из Чэньцзягоу, о котором он много слышал от Ян Лучаня. Но его постигло разочарование: кто-то рассказал У Юйсяну, что Чэнь Чансин в свои 82 года уже прекратил преподавание и никого не принимает. У Юйсян уже готов был смириться с тем, что его поездка оказалась напрасной, но в городишке Чжаобаочжэнь, через который пролегал путь двух братьев У, он повстречал мастера из семьи Чэней по имени Чэнь Цинпин. Тот был лидером направления Чжаобаоцзя, основанного на движениях с малой амплитудой. Первоначально Чэнь решительно отказался обучать У Юйсяна, но затем, вспомнив, что учитель У Юйсяна Ян Лучань тренировался в семье Чэней, принял У Юйсяна в ученики. «Новой ветвью» стиля Чэнь (синьцзя) он овладел меньше чем за месяц.

Через некоторое время У Юйсян гордо объявил брату: «Сегодня я уже глубоко постиг принципы семьи Чэней, и все это благодаря моему упорному труду». Но его путь только начинался, и как оказалось, одной пустячной покупке было суждено изменить судьбу целого направления ушу.

Как-то раз У Дэцин, зайдя в соляную лавку, обратил внимание на малопонятный рукописный трактат, который довольно необычно рассказывал об ушу. Трактат был невелик, но написан изящным слогом, и У Дэцин решил преподнести его в подарок брату. Рукопись оказалась самым знаменитым впоследствии трактатом по тайцзицюань, принадлежащим кисти Ван Цзунъюэ. Потомки назвали этот труд «Рассуждения о тайцзицюань» («Тайцзицюань лунь»). Правда, собственно о тайцзицюань там не говорилось, и вряд ли даже Ван Цзунъюэ предполагал, что его трактат будет использован для теоретического осмысления этого стиля. Но так или иначе, в руках У Юйсяна оказался удивительный мистический текст, передающий истинные глубины сознания мастера ушу. У Юйсян был настолько потрясен этим трактатом, что, как гласит одна история, развесил цитаты из него по стенам своей комнаты и по нескольку раз в день перечитывал их вслух.

Работая над принципами тайцзицюань, У Юйсян создал новое направление, которое не было похожим ни на ветви стиля Чэнь, ни на направления стиля Ян. Школа У Юйсяна отличалась своеобразием в движениях — они выполнялись с очень узкой амплитудой, с какой-то особенной осторожностью, даже бережностью. «Формы» тайцзицюань превратились в символические движения, постепенное и бережное «пестование внутреннего ци». Боевое мастерство проявлялось уже не просто в рациональном блоке или ударе, но в правильном применении внутреннего «энергетического усилия».

У Юйсян учил, что исток каждого движения «должен начинаться в сердце и лишь затем откликаться в теле… Движение способствует тому, чтобы ци шло вдоль спины и густым потоком проникало в позвоночник, для чего и нужен покой. Внутри необходимо укреплять очищенный дух, а снаружи надо обрести умиротворенно-блаженный вид. Делай шаг вперед, словно кошка, начинай усилие, будто разматываешь шелковую нить».

Умиротворенно-блаженный, беззаботный (аньи) вид мастера тайцзицюань, о котором говорит У Юйсян, непосредственно соотносится с идеалом даосского «истинного человека», который достиг «пустотного, светлого и чистого состояния». В качестве главного принципа своей работы У Юйсян выдвинул не управление циркуляцией ци, но обретение запредельного спокойствия духа, в котором и заключается секрет рождения волевого импульса к любой деятельности и даже мысли. «Воля всего тела заключена в концентрации духа, но отнюдь не в ци».

Направление «У тайцзицюань» многим казалось слишком сложным. Короткие очень осторожные движения, многочисленные переборы руками затрудняли обучение и внешне мало впечатляли. Народ с большим интересом шел в обучение к семье Ян, к тому же им этот стиль казался более красивым. Мало кто понимал, что в то время лишь в школе У существовала действительно глубокая теория тайцзицюань как «внутреннего» стиля, направленного не столько на боевую практику и оздоровление, сколько на осмысление вселенских процессов, их символическое воспроизведение через «формы» ушу. Учеников в школе У было немного, да и большинство из них привлекало фантастическое боевое мастерство ученика У Юйсяна — Ли Июя. Он и записал теоретические положения школы У.

Ключевыми постулатами учения были «спокойствие сердца», «подвижное тело», «густое ци», «использование цельного усилия» и «сконцентрированный дух».

«Спокойствие сердца» (синь цзин) предусматривает абсолютный внутренний покой, что позволяет моментально реагировать на движения противника. «Если противник использует силу, я также использую силу, однако я успеваю использовать ее раньше него. Если же противник не использует силу, я также не использую ее, но моя воля по-прежнему опережает его». «Подвижность тела» (шэнь лин) Ли Июй понимал не только в физическом смысле, но и как чуткое следование за движением соперника. «Прежде всего используй тело через сердце. Следуй сопернику и не следуй себе… Если действуешь сам по себе, то становишься малоподвижным, когда следуешь сопернику — то движешься».

Фактически записи Ли Июя составили современный «канон тайцзицюань», принятый и другими школами этого стиля. Закончив работу над составлением канона, Ли Июй сделал три копии, вероятно, считая, что большее число не принесет ничего, кроме вреда. Одну он оставил себе, вторую вручил в подарок брату Ли Цичаню, а третью передал своему лучшему ученику Хао Хэ.

Хао Хэ (1849–1920 гг.) происходил из знаменитого уезда Юннянь в Хэнани, где жили Ян Лучань с сыновьями, У Юйсян, другие известные мастера. Да и сам Хао Хэ отличался немалой силой, поэтому удивить его умелым поединком было сложно. Но однажды он увидел, как Ли Июй проводит поединки туйшоу, и был поражен тем, насколько легко, даже играючи расправлялся Ли Июй со своими соперниками, как глубоко, с тонкой иронией, но очень вежливо объяснял мастер тонкости тайцзицюань. Неординарность личности мастера настолько впечатлила Хао Хэ, что он решил посвятить всю жизнь тому, чтобы достигнуть таких же высот. Ли Июй в течение двух лет передавал Хао Хэ свой стиль, затем еще около шести лет Хао Хэ совершенствовал его. Благодаря трудам Хао Хэ стиль стали называть либо «школа семьи У» в честь У Юйсяна, либо «школа семьи Ли» в честь Ли Июя, либо «школа семьи Хао» в честь самого Хао Хэ.

Овладевая умением составлять трактаты по ушу, изящно и глубоко выражать мудрость тайцзи, Хао Хэ получил второе имя — Хао Вэйчжэнь (Хао, Являющий Истину). Через несколько лет он стал самым достойным последователем Ли Июя.

У Хао Хэ было немало учеников, на него приходили посмотреть из соседних уездов, восхищаясь тем, как человек, выполняющий плавные движения, может без особого труда оторвать от земли одной рукой дюжего силача или разбросать двух-трех нападающих, вооруженных мечами либо алебардами.

В 1911 г. Хао Хэ приехал в Пекин навестить своего друга учителя тайцзицюань Ян Цзяньхоу. Внезапно уже немолодой Хао Хэ заболел. Опытные медики отказывались его лечить, считая, что он безнадежен. Нашелся лишь один человек, который взялся за лечение Хао Хэ и сумел довольно быстро поставить его на ноги. Этим человеком был Сунь Лутан, боец-легенда. В благодарность Хао Хэ передал Суню все секреты стиля.

(Информация взята на сайте https://sport.wikireading.ru)

тайцзицюань