Джиу-джитсу

Рукопашная борьба стара, как само человечество. Еще 3 тысячи лет назад индийский князь покалечил и убил множество рабов, уточняя и систематизируя болевые точки на теле человека.

Бродячие монахи перенесли знания в Китай, а затем через море — в Японию. Есть упоминание о том, что в I тысячелетии до нашей эры в Японии существовала борьба сянпу, по-японски — «собаку», что сегодня произносится как «сумо». Сведения о сумо можно найти и в «Кодзики» («Записи древних дел») VIII в., когда благодаря искусству рукопашного боя прародитель расы Ямато стал победителем вождя местных племен острова Хонсю — Такэминаката-но ками, присоединив их острова к своим владениям.

Далее, в «Нихонги» VIII («Анналах Японии») описано, как в 230 г. до н. э. в присутствии императора состязались лучшие бойцы. Кохая из Тадзима был побежден Номи-но Сукунэ из Идзимы. Сукунэ ударом ноги проломил сопернику грудную клетку, а затем прыгнул на потерявшего сознание и переломал ему кости таза. Убив соперника, он стал первым чемпионом сумо.

В эпоху раннего средневековья спортивная и боевая борьба разделились и стали развиваться каждая сама по себе. Рукопашная борьба в доспехах — ёрои кумиуги — была развита Сакаэда Мурамаро (эпоха Нара). Впервые канонизирована позже, в XV веке, школой Цуцуми-ходзан-рю.

В XI — XV вв. удары кулаком отсутствовали, так как можно было скорее сломать кисть о стальную броню, чем поразить противника. За недостатком оружия, при необходимости, в ход шел небольшой нож кодзука, которым можно было в щель между лат нанести чувствительную рану вооруженному самураю. Находили большее применение броски и выламывание суставов.

В XVI в. пули из ружей стали пробивать латы и популярность приобрели облегченные доспехи мастера Мацу нага Хисасигэ — гусоку. Затем стал использоваться и «малый доспех» — когусоуку, состоящий из нарукавников, наколенников и набедренников. Хисамори Такэноути, родившийся около 1500 г. в провинции Мимасака, в июне 1532 г. в храме Санномия в ходе медитации получил информацию технического и духовного плана, что помогло ему создать эффективную школу джиу-джитсу.

Сторонники японского происхождения джиу-джитсу связывают эту дату с созданием Тэконоути-рю, школы, существующей поныне.

Сторонники китайского происхождения ссылаются на Чжань Юань-биня, который прибыл в Японию из Китая. Он осел в храме Какуседзи в Адзубу и обучил там не одного знаменитого бойца. Именно Чжань Юань-бинь ввел в джиу-джитсу технику добивания после броска — атэ-ваза, без чего невозможно бороться против нескольких нападающих.

И врач из Нагасаки — Сиробэй Акаяма, тоже путешествовал по Китаю, где научился ключевым приемам борьбы хакудо, которое сразу не привилось в Японии, поскольку арсенал ударной техники был невелик. Через четыре года неудач Акаяма закрыл школу и удалился в храм. Однажды выпал обильный снег и поломал своей тяжестью ветви деревьев. Уцелела лишь вишня (по другим источникам — ива), которая согнулась, и снег соскользнул вниз, не нанося ей ущерба. Акаяму осенило — силу должна побеждать гибкость, и это легло в основу школы ёсин-рю, для которой он разработал около 300 приемов.

По еще одной версии ёсин-рю создал врач Ёсин Миура. Он разработал систему 70 приемов, и после его смерти ученики назвали систему по его имени — ёсин-рю (или миура-рю).

Как бы то ни было, но система давала свои результаты. А в XVI в. появился и сам термин «джиу-джитсу» (вернее — дзю-дзюцу). Его можно перевести по-разному: «незаметное искусство», «тайное искусство», «искусство четырех пальцев», «искусство незаметного отключения», и даже «ветка, не сломленная снегом» и т. д.

Джиу-джитсу никогда не было общим достоянием, как, скажем, ушу или каратэ. Оно всегда было элитным, тайным, как того требовал кодекс фамильной чести гордых самураев. Но в 1868 г. в Японии произошла буржуазная революция Мэйдзи, и у самураев отобрали их привилегии. Уже нельзя было разгуливать по улицам с мечом, и многие мастера покинули родину, разнося технику джиу-джитсу по миру. Конечно, эмигранты или беглецы были и раньше, это они дали начало многим боевым искусствам по всему миру, но эта волна «1868» была особенно внушительной.

Эмигранты оживили пламя техники, уже давно тлевшее благодаря их соплеменникам, и еще более обогатили арсенал приемов самозащиты во многих странах. Так было дано начало и следующему витку развития техники борьбы в недрах спецслужб различных стран на разных континентах.

В России джуисты-японцы натаскивали специалистов генерального штаба, армейской разведки и контрразведки, Третьего департамента полиции. Это уже потом, разбавив технику, стили стали называться «французским стилем», «русским стилем», самбо, САМОЗ и т. п.

В Японии сегодня более двухсот стилей джиу-джитсу, из них сугубо традиционных около десятка, остальные можно назвать подстилями, или современными стилями джиу-джитсу. Много современных школ джиу-джитсу и на Западе. Одни служат интересам полиции, другие ориентированы для узких специализаций — обслуживающий персонал, телохранители. Основная их масса отошла от бросковой техники, больше делая акцент на ударную — также, как находящиеся в ассоциациях каратэ или ват-джитсу.

Самой изначальной идее джиу-джитсу претит очковая система соревнований, где существует хотя бы один запрет на какой-нибудь боевой прием. Поэтому в настоящем джиу-джитсу полностью отсутствует соревновательная лихорадка конкурентности: противникам просто-напросто нечего доказывать друг другу, поскольку настоящее джиу-джитсу выше коммерческих турниров и показух, обменов ударами, когда есть правила и противники порой «играют», а не сражаются.

Эта «спортивность» выхолостила преемника джиу-джитсу — дзюдо, а также каратэ и тэквондо, которые красивы в видеобоевиках, но малоэффективны против уличных подонков, вооруженных ножами и имеющих очень отдаленное понятие о чести и спортивных запретах.

Итак, джиу-джитсу все-таки выжило и живет, и нет искусства ближнего боя более сильного, чем джиу-джитсу, и, попав в тиски приема, выбраться из них весьма и весьма проблематично.

БУСИДО

Истинная храбрость заключается в том, чтобы жить, когда правомерно жить и умереть, когда правомерно умереть.

Дайдодзи Юдзана

Термин «Буси-до» можно перевести как «Путь воина (самурая)».

Техника джиу-джитсу является таким грозным оружием, что его приходиться уравновешивать некими моральными принципами, сдерживающими возможную агрессию. В этом отличается восточный подход от западного, где для европейца главное — набор приемов, а не человеческие духовные ценности. Моральные принципы воинов были описаны во многих книгах кодексов чести воина: «Кюба-но мити» («Путь лука и скакуна»), «Букэ сё хатто» («Уложение о самурайских родах»), «Будо сёсин рю» («Начальные основы воинских искусств») Дайдодзи Юдзана, 11 томов «Хакагурэ» («Скрытое в листве») Ямамото Цунэтомо и др.

Общие принципы лаконичны и просты:

— Следует взвешивать каждое слово и неизменно задавать себе вопрос, правда ли то, что ты собираешься сказать.

— Необходимо быть умеренным в еде и избегать распущенности.

— Верность, справедливость и мужество — три главные добродетели.

— Обладающий лишь грубой силой не достоин звания самурая.

Не говоря уже о необходимости изучения наук, воин должен использовать досуг для упражнения в поэзии.

Буси-до сводило множество правил к основному:

— Истинный воин должен быть верен (отечеству, родственникам).

— Вежлив (быть уважительным, скромным и утонченным).

— Мужественен (храбр, тверд, хладнокровен, терпелив, вынослив,

находчив).

— Правдив (прям, искренен, честен и справедлив).

— Прост (скромен и чист).

Если же самурая подозревали в несоответствии правилам Буси-до, он имел право на сеппуку (совр.: харакири), что освобождало его семью от преследований. В целом же самурай был не только рубакой, но и «воином-художником». Как повествует легенда, в шатер к Такэда Сингэна однажды ворвался его заклятый враг — Уэсуги Кэнсин. Подняв меч над головой сидящего Такэда, Кэнсин, издеваясь, спросил, что Такэда собирается делать перед лицом неминуемой смерти? Такэда спокойно отразил удар острого, как бритва, меча железным веером и хладнокровно сложил лирическое пятистишие, пока телохранители выводили потерпевшего фиаско Уэсуги. И это не единичный пример собранности и бесстрашия самураев.

Добиться уверенности в себе самураям помогала не только техника боя, но и изощренный психотренинг и дзэн.

ДЗЭН

Путь от «наличия духа «(у-син) до «отсутствия духа « (му-син) — таков путь воина в процессе воинского обучения.

Такуан.

Сам по себе Дзэн прибыл из Индии с первым патриархом Бодхидхармой, где-то в конце V — начале VI в. н. э. Бодхидхарма передал эзотерическое учение «о внезапном просветлении» (которое впоследствии получило название «чань-цзунь» — «школа чань») китайцу Хуэйкэ. Поскольку Бодхидхарма еще и владел боевым искусством индийских кшатриев «ваджрамушти», он обучил ему и своих учеников, из чего потом возник «шаолиньский стиль». Монахи преуспели в борьбе настолько, что сначала истребили всех разбойников в окрестных лесах и навели порядок во всей округе. А затем и сами стали нападать на караваны, требуя платить Шаолинь-сы подати. Так что учение не было сугубо оборонительным и «мягкотелым».

Как говорят адепты дзэн, дзэн — это откровение по ту сторону слов и знаков; опыт, передаваемый от сердца к сердцу и ведущий к просветлению. Отрешенное созерцание (дзадзэн) приводит к минутам просветления (сатори). Старец Хань Шэнь в XVI в. писал: «Я брел куда-то. Внезапно не стало ни тела, ни ума. Все, что я мог чувствовать, было великим сияющим Целым — вездесущим, совершенным, ясным и возвышенным. Это было подобно всеохватывающему зеркалу, в котором возникают горы и реки… Мои чувства были ясными и прозрачными, как будто тело и ум исчезли».

Нечто подобное описывает и поэт Д. Андреев: «Тихо дыша, откинувшись навзничь на охапку сена, я слышал, как Нерусса струится не позади, в нескольких шагах за мной, но как бы сквозь мою собственную душу. Это было чувством необычайным. Торжественно и бесшумно в поток, струившийся сквозь меня, влилось все, что было на земле, и все, что могло быть на небе. В блаженстве, едва переносимом для человеческого сердца, я чувствовал так, как будто стройные сферы, медлительно возвращаясь, плыли во всемирном хороводе, но сквозь меня. И все, что я мог помыслить или вообразить, охватывалось ликующим единством… Все было во мне той ночью и я был во всем».

Могу подтвердить это личными переживаниями, особенно необыкновенно острыми в первый раз. И это событие на всю жизнь, необхватываемое, хоть и может повторяться довольно часто. Дзэн как бы дает возможность увидеть не кусок мира, доступный зрению, слуху и другим чувствам, а как бы действительно стать всем во всем в этой Вселенной… Нет слов, которыми можно было бы описать эти чувства. И не зря говорят: «Знающий — молчит, незнающий — говорит».

Дзэн отрицает книжную мудрость; раньше библиотеки устраивались около отхожего места, подчеркивая этим ничтожество книжного знания. Второй патриарх Хуэйкэ замечал: «Книжник подобен бедняку, который день и ночь считает сокровища».

Дзэн — это путь практики, духовной и физической. Боевые упражнения и длительное сидение в медитации дополняли коан (парадоксальные задачи Дзэн). Допустим, ученик получал задачу — как это сделал наставник Мокурай, когда юный ученик Тойо настойчиво просил дать ему коан, чтобы, углубившись в него, остановить бесполезные блуждания разума. «Мокурай сказал: «Ты можешь слышать, как хлопнула ладонь о ладонь, но как звучит хлопок одной ладонью?». Напрасно вслушивался Тойо в песни гейш, капель весны, крики совы, стрекотанье цикад, завыванья ветра. Почти год понадобился Тойо, чтобы войти в подлинную медитацию, превзойдя все звуки, и решить коан.

Коанов много. Сложность постепенно возрастает, выводя сознание практикующего на следующий горизонт свободы, непривязанности.

Дзэн помогает легче концентрироваться; свободней применять различную технику боя, избегая ненужной жестокости. Психотренинг позволяет притуплять ощущения боли в схватке, что ценно само по себе, раны заживают быстрее, травмы лечатся успешней.

ДЗАДЗЭН

Обычно короткий сеанс Дзадзэн предшествует тренировке. По команде учителя ученики, опираясь о пол руками, садятся на колени, опускаясь на пол. Большой палец правой ноги можно положить на большой палец левой ноги. Колени раздвинуты примерно в ширину кулака. Глаза закрыты, позвоночник прям, подбородок приподнят, лопатки раздвинуты, плечи на одной высоте. Внимание сосредотачивается на Хара (нижней части живота), а точнее в точке нижнего Тантьена, на 2 пальца ниже пупка. Дышать животом. Вдох — через нос, выдыхать можно ртом, как бы пропуская сквозь себя с дыханием серебристый поток чистой энергии, который, через голову спускаясь по позвоночнику, доходит до Тантьен и выдыхается, освобождая практикующего от суеты и излишнего напряжения.

СЭЙКА ТАНДЭН

По восточным поверьям душа находится в животе, поэтому и вспарывают живот (Хара) коротким движением ритуального оружия (Харакири). Источником смелости в теле человека, по старинным поверьям, служила печень (кимо). Поэтому порой самураи и разрубали неловкого противника от левого плеча до правого бока приемом кэса-гири (монашеский плащ) и, вырвав печень, поедали ее, якобы увеличивая свою храбрость (кимо-тори).

Сэйка тандэн находится в точке физического равновесия тела в центре живота. Концентрация на Сэйка тандэн помогает в технике нанесения ударов, включая в натиск большое количество мышц. И при защите позволяет быть более устойчивым, уверенней блокировать атаку, особенно в жестком режиме, когда уклониться просто некуда.

Именно там концентрируется тонкая энергия (Ки) для дальнейшего выброса в атаке и нападении. Ошибочно слишком концентрироваться на животе во время поединка, чувство ХАРА у практикующего должно быть естественным, как умение дышать.

КИ И КИАЙ

Понимание, чувствование и видение Ки (тонкой энергии) — наиболее трудное для понимания западного практиканта умение. Оно не является необходимым для понимания западного практиканта умением. Оно не является необходимым элементом для хорошего боя. Само по себе понятие Ки можно перевести по-разному: «внутренняя энергия», «поток энергии», «жизненная энергия» и т. д. Ки (чиг прана) перемещается по 14 невидимым нитям-меридианам (ши-сы-цзин), проходя через все жизненно важные органы. Она может быть сконцентрирована в Сэйка тандэн и выпущена оттуда через руку (реже — ногу), крик. По восточным канонам, Ки неотделимо от техники восточных единоборств, помогая освобождаться от захватов, расслабляться и естественней реагирювать на натиск противника. Это скорее путь интуитивного видения белесого тумана (порой он разноцветный и струящийся). Объяснить это невозможно, потрогать не представляется реальным. Оставим сомнения скептикам, а энтузиастам — поиск, исход которого без учителя весьма  проблематичен…

Другое дело — Киай — крик, вопль, который издает воин в конце технического приема, особенно при ударе. Крик помогает сбросить робость, вложиться в удар. Кратковременное напряжение живота, мгновенная задержка дыхания, резкий выдох-всплеск помогают наступать решительней, защищаться отчаянней. Порой дилетанты кричат слово «Киай». Хорошо, если это им здорово помогает в поединке. Практичней выкрикивать нечто более резкое на одной ноте, а не двухступенчатое. Крик должен идти из живота, а не из горла. Он должен проходить рычанием свободно, как по трубе, не зажимаемый связками в горле.

Взрыв энергии, пик умственного и физического напряжения вкладывается в короткий миг удара, а не продолжительный рев раненого буйвола.

АТЭМИ

Атэми (атэ-удар, ми-тело) — ключевой успех быстрой победы. Как было рассказано выше, эта техника пришла из Индии, Китая, и затем Атэми стали неотделимой частью боевой ситуации, когда противников несколько. Конечно, теоретически возможно одним ударом убить человека наповал, но это бывает крайне редко, поскольку противник тоже ускользает, блокирует, наступает, путая все карты «домашних заготовок». Атэми наносится по определенной точке тела в зависимости от реальной ситуации и решающей установки защищающего джуиста. Атэми может быть проникающим, касательным и др. Порой Атэми требует особого угла проникновения к нервному узлу или данной точки слабости, описание чего выходит за рамки данного пособия.

Атэми наносится сильной точкой тела (естественным оружием) по наименьшей площади тела противника.

Удар наносится силой всего тела, особенно когда на противнике много одежды (зимний период) или он быстро перемещается. Хороший совет — получите пару раз на тренировке ногой в голову или разок локтем в нос, — и до любого хулигана очень быстро дойдет, насколько это болезненно и сколько приходиться залечивать последствия таких ударов.

КОНЦЕНТРАЦИЯ И САМООБЛАДАНИЕ

Концентрация внимания — это способность сфокусироваться на поставленной задаче. Не должно быть лишних движений, перемещений в сторону, открывания уязвимых зон. Ошибочно думать, что гнев придает решающую силу. Это не та сила, в ней много беспорядочного, угловатого, уходит много энергии, человек не может контролировать ситуацию вокруг себя.

Концентрация Ки — это сжатие, набор энергии извне до определенного критического порога путем дыхательных и настроечных манипуляций, после которого следует взрыв — выброс Ки в техническое действие (блок, удар и т.п.).

Ум должен сохраняться ясным, как гладь воды (мицу-но-кокоро). Он отражает реальность как зеркало, ничего не прибавляя и не отнимая. Это спокойное ожидание, где малейшее движение противника отражается уже в самом начале и позволяет воспользоваться открывшейся брешью.

Параллельно, разум должен быть мягким и цепким, как свет луны (тсуко-но-кокоро). Он обволакивает все вокруг рассеянным, ровным светом, ничего не опуская, но и ничему не придавая излишней резкости и значимости.

Взгляд скользит, пронизывая фигуру противника на уровне груди, ясно улавливая любое движение, жест.

СЕН

Дух (воля) должен быть в некотором напряжении боя (заншин). Разум сохраняет бдительность, не расслабляясь и не перевозбуждаясь. Инициатива (сен) может быть двоякой.

Сен-но-сен — реагирование на атаку противника в момент ее начала. Строится на ощущении интуиции или некоторых характерных для противника предварительных жестов или передвижений. Инициатива-на-инициативу.

Го-но-сен (или ото-но-сен) — ответ в момент атаки, когда она «пошла». Это оборонительная инициатива, типичная для классики. Ответ на удар противника путем блокирования, уклона и т. п. Это низшая форма инициативы.

КИМЭ И ТАМЕШИВАРИ

В решающем ударе, блоке, воля и сила, сливаясь в едином порыве (Кимэ), формируют «железное тело» («железный кулак», «железная нога»…), что поражает зрителей при ударах на разбивание различных предметов или показательных выступлениях или на Дан-коллегии при сдаче на Черный пояс. Можно вложить столько воли в сильный блок, что вывихнуть противнику конечность, т. е. «победить без удара».

Апробирование техники удара ведется обычно путем разбивания ударом кулака вниз, ребром ладони или «кулаком-молотом» (нанося удар сжатым кулаком со стороны мизинца), локтем вниз, основанием ладони — кирпичины, утолщенных досок на полу или в руках партнера. Более простая техника разбивания — ногой. Обычно ее демонстрируют только девушки, поскольку здесь требуется минимум тренировки и силы.

Набивка начинается с коротких постукиваний по пружинящей поверхности. При форсировании темпа возможно занесение инфекций, рецидивные ушибы, гематомы, различные опухоли, которые могут привести даже к ампутации. При набивке нежелательно применение Кимэ, по крайней мере первые несколько месяцев. Помните, что вполне реально ударить по нервному узлу кулаком без набивки и эффект будет более показателен, чем бить по костям противника, не останавливая его, намозоленным кулаком.

Старое джиу-джитсу было склонно к работе раскрытой ладонью, это хоть и усложняло технику, но значительно расширяло арсенал приемов, не так выдавало «владельца» этого невидимого оружия, было более доступно для женщин.

(Информация взята из книги С.А. Гвоздев «Джиу-Джитсу»)

джиу-джитсу