Бацзи-цюань

В основном, традиция бацзи цюань развивалась в среде хуэбцзу — китайских мусульман, а отношения между хуэй и кореннымихаиь всегда были напряженными, особенно в период династии Цинь (1644-1911 гг.). Маньчжурске правительство использовало особенности национальных отношений в своих целях, постоянно провоцируя столкновения между хуэй и ханьу перераставшие в резню и бунты, которые затем жестоко карались той же властью. Поэтому знание системы и методы тренировки передавались только внутри общины и скрывались от «чужаков».

Следующим фактором, повлиявшим на развитие бацзи цюань, было распространение его среди военных, охранников караванов — бяо, телохранителей, которые больше пользовались оружием, чем кистью для письма. Поэтому история сохранила мало документальных записей и теоретических трактатов. Традиция передавалась устно и только личным ученикам — ди цзи. Что касается общей массы учеников и армейских подразделений, их обучали лишь «внешней» структуре стилевой техники и ее «прямолинейному» применению. Важные принципы и тонкости тщательно скрывали.

Распространение бацзи в среде охранников и телохранителей богатых граждан и государственных чиновников в 19-м веке оказало влияние на положение представителей стиля и в период «правления генералов» (1911-1949 гг.). В это сложное для Китая время многие мастера бацзи цюань определялись на службу в различные политические группировки в качестве телохранителей политических лидеров, консультантов и инструкторов в армейских частях и военных академиях, а также офицерами и командирами боевых подразделений. Курьез в том, что мастера, практиковавшие один стиль и хорошо знавшие друг друга, могли служить разным враждующим коалициям. Примерами могут служить Хо Дянгэ (личный телохранитель последнего императора Пу И), Лю Юнцяо (телохранитель Чан Кайши), Ли Цзяньу (из личной охраны Мао Цзедуна). В настоящее время методы тренировки бацзи цюань также используются в обучении подразделений китайской армии и полиции.

Современные мастера традиционного бацзи цюань признают, что их собственная скрытность мешает дальнейшему развитию стиля, но, так или иначе, не спешат передать ценные знания ученикам, приводя в оправдание следующее утверждение: «Традиция — есть традиция, скрытность — одна из ее черт».

Скрытность и таинственность — своеобразные черты традиции У ЛИНЬ.

Некоторые черты и принципы, характерные для культуры воинских искусств Китая, не всегда понятны людям, не имеющим отношения к ним. Принципы и понятия, на которых строятся отношения между представителями У ЛИНЬ (мир ушу), формировались несколько сотен лет. Без знания глубоких традиционных корней разобраться в тонкостях и хитросплетениях традиционного подхода в передаче знаний практически невозможно. Немалую роль в развитии стилей и направлений, школ играли конкретные личности. Родственность теоретических или практических методов и даже родственные связи часто отступают на второй план перед традицией социальных отношений (учитель — ученик) и личным расположением сердец. Поэтому тонкости традиционного ушу могут быть переданы только в «живой» человеческой среде. Ограничиться академическим преподаванием традиции в аудиториях и залах значит почти уничтожить ее. Учить тонкому пониманию можно только примером и опытом собственной жизни при взаимном расположении учителя и учеников. Традиция такого подхода к передаче знаний, собранная и систематизированная учителем учителей — Кун Цзы, кристаллизовалась в течение 2500 лет. Практически все корни традиционных искусств уходят глубоко в эту питательную почву. В современном мире жизненные силы этой почвы иссякают, и корням искусств неоткуда брать силу и энергию. Поэтому цветы и плоды на ветвях традиционных искусств расцветают и созревают редко. А старые мастера уходят, не успевая или не желая передать накопленный опыт.

Несмотря на все выше сказанное, благодаря усилиям мастеров шестого — седьмого поколения передачи традиции стиля, бацзи цюапь распространился достаточно широко по Китаю и приобрел некоторую популярность в Японии и Америке. Представители спортивного ушу также не обошли стороной этот колоритный стиль, сформировав свою стандартную манеру выполнения таолу, и включили его в один из разделов программы соревнований в одну группу с синь и цюань и багуа чжан. Данное включение пошатнуло «пекинскую установку» нэй цзя — вай гря (внешних и внутренних стилей), так как бацзи цюанъ классифицируется как «внешний» стиль, а в группе с багуа и син и его оценили как «внутренний».

В наше время старое течение бацзи цюань смогло сохранить и целостность семейных школ, и армейскую прикладную направленность, и спортивную зрелищность. Хочется верить в старую поговорку: «В Китае ничего не умирает», которая намекает на то, что «листья» современности всегда связаны с «корнями» древности, независимо от их глубины.

Пыль легенд на истории и жизни людей

Легендарная история бацзи цюань, как, впрочем, и многих других стилей китайского ушу, традиционно уходит корнями в глубокую древность и «сокровенную тьму’4, соответствуя классическому понятию: чем древнее, тем истиннее и совершенней. Как и в истории других стилей, легендарная традиция бацзи цюань передавалась странствующими даосами и буддистскими монахами, таинственными учителями, скрывающими свои подлинные имена. Несмотря на обилие красочных легенд в истории бацзи цюань, реально она начинается с имени одного человека, У Чжуна. Именно его усилия и его дочери У Жун стали основой для реального создания стиля бацзи цюань.

Как и другие стили, бацзи цюань имел различные варианты названия (вернее сказать, разное написание и, следовательно, смысл, в то время как фонетическое звучание сохранялось). Это еще раз свидетельствует об устной передачи традиции, которую записывали последователи и ученики различными иероглифами (в зависимости от идеи, которую они хотели выразить и закрепить).

Одно из первых упоминаний о бацзи цюань можно встретить в трактатах знаменитого генерала династии Мин Ци Цзигуана, записавшего название стиля иероглифом — «ба», трактовавшимся и как фамильный знак, и как название народности и местности в провинции Сычуань, уезд Басянь, город Чунцин (все это предполагает ареал распространения упоминаемой нм техники).

Кроме этого, были и другие названия стиля:

— Кулачная техника восьми запретов (название явно имеет буддийскую окраску, намекая на ограничения и обеты правил «винаи»).

— Кулачная техника восьми пределов (сторон), название стало практически стандартным и общеупотребительным.

— Кулачная техника восьми искусств (название характеризует структуру техники стиля).

— Кулачная техника «бороны» или сгребания. Образное название, характерное для Цанчжоу и отмечающее образность усилия цзинь, часто используется при выполнении техники стиля.

Существует несколько трудно объяснимых названий, появившихся в результате слияния мусульманской и китайской языковой среды и имеющих смысл, понятный ограниченному кругу носителей традиции.

— «Ба цзи», дословно, «схватить цзи», достижение результата (иногда это название связывают с даосской традицией, добавляя к нему Удан), захват стратегического плана, захват чиновника, едущего с докладом в столицу.

— «Цзо ша син», сидеть со злобным видом, удерживать злого демона.

Кроме того, существуют и более полные названия стиля:

— «Юэ шань ба цзи цюань», юэшаньская кулачная техника восьми пределов (название характеризует местность происхождения и прозвище одного из легендарных учителей).

— «Уши каймэнь ба цзи цюань»,’кулачная техника открытия врат восьми пределов семьи У (название характеризует семейное происхождение и передачу знаний).

Исторические версии возникновения бацзи цюань.

В основу данной версии положен факт, что неизвестный даос по прозвищу «Лай» (часто упоминают в рассказах, что даос пришел в Мэнцунь в желтой чалме, а этот головной убор носили обычно мусульмане) передал традицию стиля У Чжуну. Из истории одного уданского направления «Удан гун цзянань пай» известно, что традиция кулачной техники передавалась в семье Дэн, предком которой был даос с Уданских гор. Стиль вышел за пределы семьи благодаря бездетному мастеру Дэн Чжуншаню, который по просьбе друга (Ли из Пэнлая, провинция Шаньдун) взял в ученики его внука Ли Л аолю, следовавшего за своим учителем всю жизнь.

Два сына Ли Лаолю, Ли Сунжу и Ли Чжунци, передавали технику в Шаньдуне.

Кроме того, Дэн Чжуншань обучил стилю своего племянника, Чжао Шичэна, и его жену, Хуан Чуньянь. В последствии они передали знание стиля Ли Ися и Ли Янься (из той же семьи Ли), которые обучали технике в районе Нанкина. Любопытно, что в технике стиля удан гунцзя есть методы и формы, которые имеют названия сяо цзя, да цзя, принципы дакай-дахэ, сяокай-сяохэ, лю лу цюань (техника приемов шести направлений). Эти названия напоминают терминологию и принципы построения техники бацзи цюань.

Возможно, именно из-за переплетения техник Удан гунцзя и направления бацзи цюань семьи Ли (ведущую свое начало от Ли Дачжуна и которую иногда называют Удан сяо бацзи или Таншаньская ветвь) и возникла уданская версия формирования стиля, но к самим горам Удан развитие стиля бацзи цюань отношения не имеет.

Шаолиньско-буддийская версия происхождения стиля при более подробном исследовании также показывает, что история создания стиля не имеет прямого отношения к шаолиньскому монастырю. Хотя в биографии У Чжуна отмечен факт его пребывания (и даже прохождения испытания) в монастыре, но точное место нахождения монастыря не указывают (в разных провинциях и уездах монастырей с названием Шаолинь было несколько). Среди учителей, передавших стиль У Чжуну, чаще называют Чжан Юэшаня — буддийского монаха из монастыря Юэшань провинции Хэнань. Но вряд ли могли сложиться взаимоотношения для передачи знаний между мусульманином и «идолопоклонником» — буддистом (как называют некоторые мусульмане). К тому же от мирских фамилий буддисты отрекались, а фамилия Чжан очень распространена среди хуэй-мусульман. Прозвище Юэшань не столько намекает на монастырь, сколько на место рождения и жизни в провинции Хэнань, где расположен знаменитый монастырь Шаолинь, а также центр создания и распространения люхэ синь и цюань, одного из древних мусульманских направлений ушу. Поэтому, если добавить к данной версии явные сходства в системе принципов и терминов, и почти ритуально-сакральное отношение к технике люхэ дацяп (большое копье шести единений) в бацзицюань и синьи цюань, и вспомнить, что распространение стиля люхэ синь и цюань происходило, примерно, в те же времена благодаря деятельности учителя Чжан Чжичена и его ученика Ли Чжена, можно предположить, что эта версия столь же буддийская, сколько и мусульманская. Но влияние шаолимьской традиции на развитие обоих стилей нельзя не заметить. Еще есть упоминания, что У Чжун, странствуя по Поднебесной, три года обучался кулачной технике и нэигун («внутренним практикам») под руководством монаха Шаолиньского монастыря Дан Цзя лаочань ши. В шаолиньской традиции, к тому же, существует стиль бачжэн цюань — кулачная техника восьми построений (создание которого приписывают знаменитому полководцу периода Троецарствия Чжу Гэляну). Также в шаолиньской традиции существовал метод систематизации воинских техник по 13 вратам. Четвертые врата иногда называли Бацзи — восемь пределов (сторон). Из столь незначительных и не документальных преданий трудно делать четкие выводы, но формировать гипотезы вполне возможно.

Более прозаическая, но и более реальная версия создания стиля приводит факты, что У Чжун — мусульманин из Хайфэна провинции Шаньдун (одно из мест компактного проживания мусульманской общины) обучался угун (воинским практикам) у одного из бяоши (наставник охранников караванов) Ма Шэна. Странствуя с учителем по долгу службы в провинциях Шаньдун и Хэнань, У Чжун обучался у его друзей. У одного из них, которого звали Лай Куйюань, он обучился технике люхэ дацян — большое копье шести единений. В 56 лет осел в деревне Мэнцунь, недалеко от города Цанчжоу (также место компактного проживания хуэй-мусульман), где и сформировал основы современного бацзи цюань.

Наиболее полное описание жизненного пути реального мастера — основателя стиля У ши каймэнь бацзи цюань.

У Чжун («Хун шэн» — «известный, сильный голос») — мусульманин, переселился в дер. Мэнцунь из Циньюаня (или Хайфена, провинции Шаньдун), в 8 лет начал постигать общеобразовательные науки. Из-за бедности семьи в 15 лет оставил образование, помогал семье вести хозяйство. Все свободное время проводил в тренировках угун. Случайно познакомился со странником с Юга. После беседы об ушу в чайной новые знакомые решили померяться силами. Сходились несколько раз, но У Чжун проигрывал каждый раз. Высокий уровень мастерства и необычный стиль боя южанина очень понравились
У Чжуну, и он попросил его остаться в семье. Незнакомый мастер остался в Мэнцуне на три года, обучая У Чжуна своей технике, и никогда не называл своего имени (возможно, на то были причины). Собравшись уходить, незнакомец советовал У и дальше усердно заниматься, а также сказал, что многие знают его по прозвищу «Лай» («прокаженный»). Через 2 года в Мэнцунь пришел еще один человек из южных земель по прозвищу «Пи» («одержимый, пристрастный к любимому делу»), сказав У Чжуну, что его прислал учитель Лай. Проверив успехи молодого ученика, сбив его несколько раз с ног, сказал, что старый учитель прислал его для обучения У Чжуна технике большого копья (лю хэ да цян). Учитель «Пи» обучал его еще 2 года. Уходя, оставил тайные письменные наставления. По одной из версий данных легенд, фамилия одного из учителей У Чжуна была Чжан, прозвище Юэшань, родом из Хэнани. В 23 года в 1735 г. У Чжун посещал Шаолинь уезда Путянь или Дэнфэн, где он троекратно прошел испытание своего мастерства, «три раза прошел через врата монастыря, прославив технику копья шести единений (лю хэ да tpit)». Об этом событии один из чиновников упомянул в докладе императору. Слухи о мастере копья достигли 14 сына императора Канси, Айсиньцзюэло принца Сюнь Цинь Цзюнь. Принц был большой любитель фехтования на копьях. Он пригласил У Чжуна во дворец, чтобы лично проверить его мастерство. Отказаться от приглашения У Чжун не мог и состязаться с принцем в полную силу, чтобы выиграть, также было опасно и не почтительно. Тем не менее, У Чжун решился на поединок. Копья противников оснастили мягкими наконечниками и окрасили мелом. Принц активно атаковал, У Чжун защищался, не смея ранить или оскорбить «Внука неба». Вдруг все заметили, что на лбу у принца появилось белое пятно. Никто из наблюдавших, даже принц, не заметил, как это произошло. Принц подумал даже, что не обошлось без волшебства. Слуга вытер лоб принца, и поединок продолжили снова. После нескольких выпадов на лбу принца снова появилась белая отметина. Принц вытер лоб и приветствовал искусного мастера. Также он предложил У Чжуну должность в охране императорского дворца. В охране дворца У Чжун служил до 60-ти лет, после чего окончательно поселился в деревне Мэнцунь, в провинции Хэбэй. В столичном округе о нем говорили: «От Наньцзина (Нанкина) до Яньцзина (Пекина) всем известно большое копье У Чжуна».

Когда У Чжуну было 40 лет, у него родилась дочь У Жун, которая с детства полюбила воинские искусства. Из-за того, что была очень предана тренировкам под руководством отца, вышла замуж только в 30 лет. Но интересен факт, что ее муж был родом из Хайфэна, пр. Шаньдун, и носил фамилию Дай (такая же, как у Дай Лунбана — мастера традиции синь и мэнь). В семье мужа изучала технику стилей чан цюанъ, тай 1{зу, тай цзун и мэйхуа синь цзи. Вернувшись на родину, У Жун и ее двоюродный брат У Юн (иногда Жун), обучавшийся у ее отца и к этому времени сдавший экзамены на степень чиновника, начали широко преподавать стиль, который получил название Уши цюаньфа, Уши кай мэнь бацзи цюанъ, а деревню Мэнцунь стали называть «бацзи во — «гнездо» бацзи цюанъ».

Родоначальники направления.

Первым поколением бацзи мэнь принято считать мастеров «Лай» (Лай Куйюань) и «Пи», а также мастера с фамилией Чжан и прозвищем «Юэшань». Потребность скрывать настоящие имена могла возникнуть по разным причинам: преследование властей за нарушение законов или участие в бунтах, восстаниях, из-за деятельности в тайных обществах, преследование мстителей и конкурентов, сокрытие действий от представителей своего клана.

Второе поколение представлено У Чжуном.

Третье поколение представлено его учениками: У Жун (дочь), У Юн, У Чжунюй.

Четвертое поколение — ученики У Юна: Ван Шитун, Ван Чанси, Дин Сяоу, У Лишои, У Тунюн, У Сюэчунь, Чжан Кэмин, Ли Дачжун, Гао Миншань, Цзяо Вэньмин, У Кай, У Кунь, Ян Дэюань.

Четвертое поколение — ученики У Чжунюя: У Мэй, У Лянчэн.

Пятое поколение — ученики У Кая: У Сяоу, Чжан Вэньхэ, Лю Циньфэн, У Цзэньцин, У Баожуй, У Баоцин, У Линыпу.

 

Пятое поколение — ученики Ван Чанси: Ван Ваньшунь, Мяо Шуюань, Лю Хучэн, Цзю Лянтян, Цао Цзинтян.

Пятое поколение — ученики Дни Сяоу: Дин Чжаньтян, Дин Ваньхэ, Дин Хуайдэ.

Пятое поколение — ученики Цзяо Вэньмина и Ван Шитуна: Ян Ваньсюань, Дин Фугай.

Пятое поколение — ученики У Лянчэна: У Вэйчжоу, Яо Чженьдун, Чжан Баочэн, Цзян Баотай.

Пятое поколение — ученики У Мэя: Тан Чженьцзы, Ван Жун, Ши Чанчунь, Чжан Цзюжу, Юань Чэнлун, У Шикэ, Чжан Шулинь, Чжан Юнхань, Чжан Юньтай.

С каждым поколением передачи знаний генеалогическое дерево бацзи становится более ветвистым. Чтобы не перегружать читателей перечислением фамилий и имен, ниже будут приведены исторические события и биографические данные некоторых мастеров, которые оказали влияние на формирование различных направлений бацзи цюанъ.

Четвертое поколение учеников, обучавшееся у У Юна и У Чжушоя, почти все были жителями деревни Мэнцунь, кроме Ли Дачжуна и Чжан Кэмина, которые были родом из соседней деревни Лотуань. Деревня Лотуань, в дальнейшем, также стала одним из центров бацзи цюанъ. Начиная с пятого поколения учеников, стиль стал распространяться и развился в несколько направлений. Сначала стиль распространялся по уезду Цан в деревнях Дачжанша, Цзюнцзячжуан, Чэнцзялинь, Вагуаньтунь, Хуангуаньтунь. Основное направление оформилось в Мэнцунь, но стиль стал более известен благодаря деятельности Ли Дачжуна и Чжан Кэмина, а также их учеников, которые служили охранниками караванов — бяо, в охране знатных граждан и политических деятелей и в армии. Для развития направления много сделал Хуан Сыхай, который обучался у Ли Дачжуна и Чжан Кэмина. Сын Чжан Кэмина, Чжан Цзисин, воспитал много способных учеников (Хань Хуэйцин, Чжан Хэнюй, Ма Инту) и сформировал одно из направлений бацзи цюанъ. Ли Шувэнь, представитель 6-го поколения, обучался у Хуан Сыхая и Чжан Цзисина, воспитал большое количество учеников, заложил основы формирования нескольких направлений, которые развили его ученики Хо Дянгэ, У Сяфэн, Ма Инту. У Сяфэн обучался у отца У Хуэйцина и Л и Шувэня, вел очень широкое преподавание стиля в первой половине 20 века и сделал многое для систематизации новых эффективных методов и техник багри цюань. У Сяфэн воспитал много известных мастеров, ведущих преподавание традиционного стиля бацзи цюанъ и в наше время. Известные ныне мастера Ли Чюньхэ, Ли Цзюньи были его учениками. Большой вклад в развитие системы бацзи цюанъ внесли братья Ma Фэнту (обучался в Мэнцунь у мастеров У Маотана, У Шикэ) и Ма Инту (обучался в Лотуань у Чжан Гунчэня и у Ли Шувэня). Оба брата активно участвовали в развитии и систематизации традиционных стилей ушу. Еще в 1912 г. вместе с другими мастерами создали в Тянцзине «Союз бойцов ушу», сделали многое для преподавания ушу в армии во время гражданских войн и войны с Японией, активно участвовали в формировании организаций Гошу. 11осле создания КНР продолжили формирование своей системы ушу, на основе слияния стилей бацзи цюанъ, пигуа цюанъ, ч о цзяо, фанъцзы цюанъ, тунбэи цюанъ, которая стала популярна в северо-западных районах Китая, и которую называют Ма гииуи (воинское искусство семьи Ма). Также в настоящее время существует несколько направлений бацзи цюанъ, которые отличаются манерой исполнения техники и типом применяемых усилий, а также методами тренировки. В целом же, все направления придерживаются единых базовых принципов, методов и техник.

Ли Дачжун (1810 — 1874) — представитель четвертого поколения, родом из Лотуань, провинции Хэбэй, которая находится недалеко от Мэнцунь. С 12 лет занимался угуп в семье под руководством отца. В возрасте 30 лет пришел в Мэнцунь и «поклонился» мастеру Дин Сяоу, стал постигать основы бацзи цюапь. У Жун заметила способности нового ученика и намекнула Дин Сяоу: «Если судьба подарила такого ученика, следует организовать праздничное угощение с постановкой «оперных» выступлений в течение трех дней». Дин Сяоу так и сделал, после чего предложил ей тоже заняться воспитанием талантливого ученика. Ли Дачжун обучался в Мэнцуне семь лет.

В 1856 г. известный чиновник Чжан Чжидун пригласил его на службу в академию Хань Линь в качестве преподавателя ушу, а также учителя охранников — бяо.

Известны случаи, когда некоторые мастера приходили проверить уровень мастерства нового наставника. Так, один гость продемонстрировал перед Ли Дачжуном свое умение (разбил головой каменный каток, подвешенный к балке) и предложил ему помериться силой. В ответ Ли предложил гостю отужинать. После ужина неугомонный гость все же навязал поединок. Ли Дачжун опрокинул его ударом ладони.

В 1873 г. некий монах из Шаньдуна вызвал Ли Дачжуна на бой. Дуэль проходила в Улунтане. Монах пользовался чанъ чжаном (чаньским посохом), а Ли — копьем. Много раз сходились противники, но никто не мог одержать верх. Ли применил технику пи цю фань хуа — «рыба переворачивает цветок» и ранил глаза противника, лишив его зрения. Результат поединка очень огорчил Ли Дачжуна.

По долгу службы Ли обеспечивал личную безопасность Чжан Чжидуна в его поездках по стране. Всегда, даже в самых опасных местах и условиях, Чжан Чжидун верил в надежность своей охраны.

Ли Дачжун воспитал несколько достойных учеников: Ли I уйчжао. Ду Фэнюань, Хуан Сыхай. Можно сказать, что он и его сын. Ли I уйчжао, основали одну из ветвей бацзи цюапь* которую иногда называют Ли ши бацзи, а иногда — удап бацзи сяо цзя (тапшапь).

Пятое поколение от Ли Даичжуна: Ли I уйчжао, Ду Фэнюань, Хуан Сыхай.

Шестое поколение от Ли Гуйчжао: Ли Цзаньчэн, Ли Шусэнь, Ли Шуюн.

Хуан Сыхай (или Хуан — «четыре моря»), 1829 — 1914 гг. Родом из Лотуань, недалеко от Мэнцунь.

Семья Хуан жила в нищете, занимаясь присмотром и охраной сосновых рощ для богатых семей. Когда Хуан Сыхаю исполнилось 22 года, он попросился в ученики к Ли Дачжуну. Обладал большой физической силой и с усердием постигал технику бацзи цюапь и да цян (большого копья). В 1859 г. Ли Дачжун устроил его на службу к Чжан Чжидуну в Цинцзян. Затем Хуан Сыхай служил в армии, участвовал в боевых действиях. Воспитал известного мастера шестого поколения Ли Шувэня, который стал широко преподавать технику бацзи цюапь в столичном округе.

Ли Шувэнь (по прозвищу Тунчэн), 1862 — 1934 гг. Родом из деревни Наньлянцунь, уезда Яньшань. Обучался бацзи цюапь и технике да цян (большого копья) у Хуан Сыхая. За высокое мастерство фехтования на копьях люди называли его «Шэньцян Ли Шувэнь» — «Ли Шувэнь — волшебное копье». Вместе с учениками Ли Цзинлином и Сюй Ланьчжоу прославился, как один из самых уважаемых и надежных бяо-охранников караванов. Многие мастера в Пекине и столичном округе, узнав о его мастерстве и славе, приходили помериться с ним силой и умением. Ли Шувэнь всегда старался уладить споры в мирной беседе за угощением, но случалось, что слишком ретивые гости ударом ладони опрокидывались на землю. Ли по характеру был миролюбивый и славился тем, что подхватывал противника, не позволяя ему упасть и травмироваться. В «Цансяньчжи — история уезда Цан» сохранились сведения о его мастерстве владения копьем. Ли любил наносить уколы копьем в плоды фиников, точно попадая в каждый. Умел поразить острием копья муху, сидящую на стене, не повредив при том саму стену. Но если с силой вгонял наконечник в стену, то мало кто мог выдернуть его оттуда. Ли всю жизнь совершенствовал свое мастерство, не зная отдыха. Часто навещал учителя У Линьшу из Мэнцунь, которого многие называли «Цзянчжи ван — князь копья» и перенимал его искусство. Трагически оборвалась жизнь этого удивительного мастера. В 1934 году Ли Шувэнь возвращался победителем в турнире мастеров, который проходил в провинции Шаньдун, и был отравлен завистниками в придорожной харчевне.

Седьмое поколение от мастера Ли Шувэня: Лю Юнцяо, У Сяфэн, Ли Цзинлин, Ма Ингу, Сун Хоутан, Хо Дянгэ, Сюй Ланьчжоу, Ли Цзяньу.

У Сяфэн (1908 — 1976 гг.), по прозвищу Хай, мусульманин из Мэнцунь, представитель шестого поколения семейной линии, обучался в семье с семи лет. Его отец У Хуэйцин провел сына через долгие и мучительные тренировки. Бывало, тренируя технику ног, отец привязывал маленького Сяфэна за одну ногу к дереву на несколько часов. Отрабатывая фехтовальные приемы, отец с сыном использовали деревянное оружие. После таких занятий тело Сяфэна покрывалось синяками и ссадинами. Усиленные тренировки дали хорошие результаты. В возрасте 18 лет У Сяфэна пригласили на должность преподавателя ушу. В период с 1930 по 1936 г. он преподавал в Тянцзине сразу в нескольких залах семь раз в неделю, воспитал большое количество учеников. У Сяфэн имел характер «да бао бу пин» (встретив несправедливость, терять равновесие и сдержанность) и часто заступался за несправедливо обиженных. В 1941 г. участвовал в боях с японскими интервентами. У Сяфэн систематизировал новые методы и техники бацзи:

— Ши лю да бу — 16 больших шагов

— Ши да дун бе — 10 больших изысканных методов

— Ба да шоу син — 8 больших форм техники рук

— Эр ши сы чуй — 24 удара

— Эр ши сы лян шоу — 24 связанные техники рук

— Ши эр цян — 12 техник копья.

В 1953 и 1956 гг. У Сяфэн участвовал во всекитайских соревнованиях по ушу. Трагически погиб в автокатастрофе в 1976 г.

Ма Фэнту(1888- 1973 гг.) родом из уезда Цан провинции Хэбэй. С детства в семье обучался пигуа цюань и шуайцзяо, а также бацзи цюань у родственников У Маотана и У Шикэ из деревни Мэнцунь. В 11 лет пошел в ученики к мастеру Хуан Линьбяо изучать тунбэй цюань, приемы фехтования на копьях и мечах. С 1912 года Ма Фэнту с младшим братом Ма Инту обучались в Шэньяне фаньцзы цюань и чуоцзяо у мастеров Хэ Минцзю, Ху Фэнсяня и Ян Цзюньфэна. У мастера Чэн Дунгэ из провинции Шаньдун он изучал стиль шатан. В 1910-12 гг. принимал участие в создании «Общества китайских воинов» в Тяньцзине. В 1920 году вместе с Ма Инту вступил в армию генерала Фэн Юйсяна. В 1924 году стал одним из основателей «Ассоциации по изучению нового ушу». В 1933-35 гг. активно работал над созданием филиалов института Гошу в провинциях Цинхай и Гуаньсу. Благодаря его усилиям и усилиям его четверых сыновей и младшего брата систематизированный ими стиль стали называть Ма ши тунбэи (тунбэи семьи Ма) или Ма ши уи (воинское искусство семьи Ма). В наше время дело отца продолжают два сына — Ма Сянда и Ма Минда, развивая и распространяя семейную традицию в Китае и за его пределами.

Ма Инту (1898 — 1956 гг.) начал изучать воинское искусство в семье у отца и старшего брата. В деревне Лотуань перенимал багри цюанъ и методы дацяи — длинного копья у Чжан Гунчэня. Вместе со старшим братом изучал пигуа тунбэи у Хуан Линьбяо. Ма Инту также обучался бацзи и фехтованию у знаменитого Ли Шувэня. В 1920 г. всту’пил в армию Фэн Юйсяна. В боях за Тяньцзинь возглавлял отряды смертников, штурмовавших оборонительные укрепления противника. Отличался суровым характером и безудержной храбростью. Дослужился до звания полковника. Участвовал в создании и развитии Института Гошу. Принимал участие в организации государственных испытаний — гокао. Неоднократно и сам принимал участие в поединках на лэитай (бои на помосте) и гокао. После окончания службы поселился в сельской местности в уезде Цзинчуань провинции Гуаньсу. Умер от болезни в 1956 г.

Одним из известных мастеров, оказавших большое влияние на развитие и формирование целого направления бацзи цюань, является Хо Дянгэ (1886 — 1942 гг.) по прозвищу Сятин, родом из уезда Цан. С детства полюбил угуп. С 15 лет изучал технику пяо цзуи цюань, в 17 лет «поклонился» мастеру Ли Шувэшо. 12 лет упорных и изнурительных тренировок сделали из него мастера, успехам которого радовался учитель. Хо Дянгэ особенно любил упражнение «као» («опирания» и удары) на стволах деревьев, растущих у его дома. От частых упражнений некоторые деревья засохли, и Хо сделал из их стволов столбы для упражнений. Также Хо очень любил упражняться с копьем. Подобно учителю, он добивался силы и точности в технике. От его мощных ударов и уколов страдали ворота и ставни окон. Упражняясь в точности, Хо наносил уколы в плоды фиников и монеты, точно попадая в их отверстие. Ночью он тренировался с копьем на тлеющем огоньке ароматной свечи.

Учитель Ли Шувэнь водил талантливого ученика наблюдать за поединками. Когда же Хо окреп и приобрел опыт, учитель разрешил и ему участвовать в поединках. После одного из боев, закончившегося победой Хо, учитель отчитал его за медлительность и неточность. В следующем бою с очень свирепым и сильным мастером по фамилии У, Хо Дянгэ действовал решительно и четко, быстро одержал победу, хоть и старался не травмировать противника.

Известен случай, когда мастер техники инчжао гуи («орлиные когти») по фамилии Ван вызвал Хо на поединок. Проиграв в кулачном бою, Ван предложил продолжить поединок на копьях. Во время боя Хо Дянгэ нанес укол копьем в нос Вана, слегка оцарапав его. Ван признал превосходство Хо Дянгэ, и они подружились.

Ли Шувэнь познакомил Хос политиком Сюй Ланьчжоу, который помог ему получить должность телохранителя и начальника охраны последнего императора династии Цинь — Пу И. Хо Дянгэ всегда был предан императору, даже в период создания марионеточного государства Маньчжоу го. Отказываясь от предложения друзей перейти на сторону Гоминьдана и коммунистов, Хо Дянгэ говорил, что верный служащий не служит двум правителям.

Японцы вели себя нагло и часто провоцировали охрану Пу И на конфликты. Хо Дянгэ понимал, что он не имеет права в полной мере пресечь эти провокации, и это сильно ранило его. Тем не менее, в 1937 году в парке Датун произошло столкновение между японцами и служителями охраны Пу И. Несмотря на численное превосходство японцев, безоружные китайцы разогнали японских бойцов. Вслед за этим на китайцев натравили сторожевых собак, но и это не помогло, несколько животных было искалечено и убито. Местная пресса поспешила донести информацию о конфликте до читателей, и разразился политический скандал. В то время как Пу И молчал, Хо Дянгэ открыто ругал японских представителей.

Все эти политические скандалы сильно истощали нервную систему Хо Дянгэ и подрывали его здоровье. Умер Хо Дянгэ в 1942 г. в возрасте 56 лет. Этот талантливый мастер воспитал несколько достойных приемников и считается основоположником одного из направлений бацзи цюань.

Очень много достойных мастеров внесли вклад в сохранение и развитие традиций этого направления воинского искусства Китая. История сохранила некоторые имена прославившихся героев бацзи цюань, но большинство мастеров и учителей не столь известны широкой публике любителей. В наш век бурного развития цивилизации учителя старой закалки все меньше и меньше понятны в современном обществе. Молодое поколение, даже на родине бацзи в Цанчжоу-Мэнцунь, больше интересуется бизнесом и современными достижениями цивилизации, а «старые пережитки» традиционного ушу постепенно теряются с уходом старых мастеров. Но все же находятся преданные, хотя и малочисленные ученики, способные перенимать и развивать древнее искусство, не позволяя ему выродиться в спортивно-хореографическую шелуху или в грубую, чисто армейскую прикладную систему. Будем верить в старую поговорку «В Китае ничего не умирает» и надеяться, что традиции стиля будут сохраняться и передаваться последующим поколениям.

 

Структура методов тренировки и принципы построения техники стиля.

Основы базовой работы и технический каркас стиля в основном сохраняется во всех направлениях и школах, но есть и различия.

  1. Цзииъгин ба ши — восемь позиций цзиньгана (хранитель буддизма).
  2. Лю да кай — шесть «больших раскрытий» («достижений, ударов»). Иногда эти принципы представлены в виде коротких комбинаций:

— Те шань као — плотное (липкое) опирание о гору.

— Бон — сотрясающий, упругий удар.

— Мэн ху им ба шань — свирепый тигр царапает гору.

— Та чжан — «припечатывание» ладонью.

— Тяо да дин чжоу — вспарывающий удар, укол локтем.

— Ху ну — тигриный бросок.

  1. Ба да чжао — восемь «великих» (главных) приемов.
  2. Основные таолу (комплексы приемов) составляли базовую техническую модель стиля. Поэтому часто назывались цзя — каркас, структура.

Сяо цзя — «малый каркас» стиля. В Уши бацзи цюань существует 12 комплексов.

Да цзя — «большой каркас» стиля. Термин «цзя» в данном контексте переводится как «размер, габариты», что относится к «размеру» позиций в комплексах. В «малом», эти позиции и переключения рук более «компактно» собраны, по сравнению с «большим», где движения сравнительно размашистые.

Бацзи дуй лянь — тренировочный комплекс совместных действий с партнером. Составлялся из защитных и атакующих действий, входящих в сяо цзя и да цзя.

Ии шоу цюань — техника чутких рук. Практикуется в направлении Хо ши бацзи цюань.

Сы лань куань цюань — кулачная техника «четырех великодушных молодцев».

В первой половине 20-го века знаменитым мастером У Сяфэном и его последователями были сформированы и широко использовались в тренировках следующие комплексы техник бацзи цюань:

Ши эр да шоу сии — 12 больших форм техники действий руками.

Ши эр да чжоу гун — 12 больших методов действий локтями.

Сань ши лю сюань цзи бу — 36 методов скрытого шага.

Ци ши эр фа хуань гиа шоу — 72 метода «обманных, смертельных» ударов.

Хэй ху фань цюань — кулачная техника «переворотов пантеры” (буквально — черного тигра). Существует 12 таолу хэй ху фань в направлении Инь ян бацзи цюань.

Сяо пигуа чжан — малая форма «рубящих и захлестывающих» ударов ладонью.

Да пигуа чжан — большая форма «рубящих и захлестывающих» ударов ладонью.

Ши лю да бу — 16 важных методов шага.

Эр ши сы чуй — 24 удара.

Эр ши сы лян шоу — 24 соединенные техники действий руками.

Дополнительная техника, привнесенная в традицию бацзи цюань из других направлений:

Тай цзун цюань — кулак «великого учения».

Тай цзу цюань — кулак великого предка (имеется в виду Сунский Чжао Куанинь).

Хуа цюань — «изысканная» техника.

Фэйху цюань — кулак «парящего тигра». Этот комплекс (12 «дорожек»-лу) создан Ма Инту и входит в структуру Ма шиуи, но, несмотря на присутствие в нем элементов фань цзы цюань и пи гуа, его считают достоянием современной традиции бацзи цюань.

Техники работы с оружием достаточно разнообразны и отличаются в зависимости от школы, но практически все придают особое значение фехтованию на копьях.

Чун цю да дао—большая сабля Чун Цю- Весны и осени (по преданию данное оружие появилось в этот период истории Китая).

Ти лю дао — удерживать саблю ивового листа (названа по форме клинка и приемов, напоминающих листья ивы на ветру).

Сюэ нянь дао — сабельная техника «снежных хлопьев».

Вань шэн дао — сабельная техника 10 000 побед.

Далю хэ дао — большая сабельная техника 6 единений.

Сяо лю хэ дао — малая сабельная техника 6 единений.

Лань ма цзюэ (пу дао) — сабля «преграждающая путь коннице».

Лю хэ да цян — большое копье 6 единений.

Лю хэ хуа цян — «подобное цветку» копье 6 единений.

Хао да ян — «наносящее урон» большое копье.

Чун Ян цзю гун цзянь — меч «девяти дворцов Чун Яна».

Юэ ся цзянь — меч «лунного сияния (блика)».

Цин пин цзянь — меч «зеленой ряски».

Сип чжэ бан — палица «сотрясающая горы».

Ба гунь шоу — восемь приемов шеста.

Янь чи дан — багор «крыло дикого гуся».

В различных направлениях и школах бацзи цюань практикуются н другие разнообразные комплексы кулачной и фехтовальной техники, привносившиеся мастерами последующих поколений.

Особую роль в стиле играют комплексы сяо цзя и да цзя, остальные считаются второстепенными.

Сяо бацзи тренирует прочные позиции, устойчивость ног и яростный выброс усилия. Один из вариантов отработки сяо бацзи использует отработку технику в таком темпе, что на каждую позицию комплекса выполняется цикл из восьми вдохов — выдохов. Другой важнейший компонент отработки — усилие «оседания, опадания» (чэнь чжуи цзинь) и усилие «распирания» {нэп чжинь). Контроль за дыханием и позицией позволяет связать все тело воедино, «спрессовать» позу, наполняя ее энергией — ци и духом — гиэнь. Тело не просто «оседает», но и «опадает, рушится» на землю. Естественно, это не буквально, это описание ощущения от правильной манеры выполнения техники. «Наполнение» происходит за счет того, что ци опускается в дань тяиь и ноги, не скапливаясь в груди, что приводит к «избытку полноты вверху и пустоте внизу».

Да багри использует более широкие, «расправленные» позиции, больше внимания уделяя живым перемещениям, а не «столбовому стоянию». Принципы работы тела (гиэнь фа) реализуются в более разнообразной технике рук. Работа с усилием идет в два этапа. В начале акцент делается на выбросе усилия (фа цзинь), дальнейшая работа над комплексом углубляет «изменения, трансформацию» усилия (хуа цзинь). Используя силу, необходимо «мягко изменять жесткое».

Этими различиями обусловлено название сяо цзя как «мертвое, окоченевшее» — сы бацзи (что относится к статической позе), и «живое, подвижное» — хо бацзи для комплекса да бацзи (что относится к шагу). Подобным принципом «разделения» техники пользуются и в цанчжоуском пигуа цюань, ставя в основу стиля два комплекса, «медленный» (мань тао) и «быстрый» (куаитао), которые принципиально отличаются друг от друга по тем же принципам, что и комплексы бацзи цюань.

Общая структура стиля строится на овладении тремя ключевыми методами использования усилия тела. Вначале вырабатывается «оседание», прочная поза, устойчивость. Второй этап-«крестообразное» усилие (ши цзы цзинь), овладение «раскрываниями — закрываниями», основными манипуляциями руками и ногами, положенными на прочную основу «оседания».

Третий ключевой компонент-усилие «наматывания шелковой нити» (чань сы цзинь), реализуемое в «больших и малых наматываниях». Как творят: «для наматывания оседание-основа, крестообразное-корень». Усилие «наматывания» может внешне вообще не проявляться (не считая тех случаев, когда прием непосредственно строится на «наматывании»), что позволяет говорить об этом усилии в контексте идей таицзи цюань семейства Чэнь.

Принципы и методы стиля

Столь богатый и развитый арсенал стиля имеет и столь же развитую структуру принципиальных идей и методов тренировки и использования этой техники в бою. К сожалению или к счастью, именно принципы и тонкие методы тренировки в бацзи цюань, да и в других стилях, сохраняются в тайне и фиксируются письменно в виде списков названий или коротких речитативов. К тому же эти списки (цюань ну) и речитативы (гэ), и смысл, содержащийся в них, были понятны только тем, кто получил личные указания учителей. Также многие принципы выражались и пояснялись именно в применении конкретной техники. В связи с этим понимание и использование принципов, методов тренировки и техники сохраняется в секрете от сторонних любителей. Тонкости передаются только личным ученикам и изустно, записи и видеосъемка тонких методов тренировки и пояснения применения техник не приветствуются. Хотя в последние годы многие мастера согласились на создание учебных видеофильмов и книг, в которых объясняют основные базовые элементы, техники и таолу (комплексы упражнений).

Цзинь ган ба ши — восемь позиции цзиньганов (алмазных хранителей буддизма).

Восемь основных позиций и приемов, составляющие в некоторых направлениях один из базовых комплексов, закладывающих базу в постижении «кай мэнь лян фа» — тренировочные методы «открытия врат».

  1. Чэн чуй — удерживать, подносить палицу. «Лук еще дрожит, а стрела уже поразила цель».
  2. Сян лун — покорять дракона. «Пять вершин устремлены в небо».
  3. Мэй ху- скрывшийся тигр. «Лю хэ — шесть единений, стелиться по земле, как парчовая ткань».
  4. Пи шань чжан — ладонь, рубящая гору. «Рубить гору, словно стальным топором».
  5. Тань ма чжан — ладонь конного разведчика. «Поднявшись на гору, конный разведчик видит далеко, ясно».
  6. Ху бао — тигриное обнимание. «Парировать удары округло и быстро, подобно тигру, обнимающему голову».
  7. Сюн дунь — медведь сидит на корточках. «Поднявшись на корточки, медведь мощно опирается, прижимая вниз».
  8. Хэ бу туй — толкающий шаг журавля. «Журавль величавым шагом попирает гору».

Лю да кай — шесть больших раскрытий (достижений), шесть раскрывающих ударов.

Эти шесть основных принципов стиля еще называют — цзюэ сюэ — непревзойденное учение. В этих принципах заложены основные требования к выполнению техник и взаимодействия структур тела. Иногда пю да кай представляют в виде коротких комплексов и комбинаций приемов, но чаще иллюстрируют приемами, входящими в комплексы сяо цзя, да цзя.

(Информация взята из книги Вэнь У «Кулак восьми пределов Бацзи Цюань»)

Бацзи-цюань