Бразильское Джиу-Джитсу

Японское наследие

Истоки бразильского джиу-джитсу исходят из Японии начала двадцатого столетия. Джиу-джитсу существовало в Японии на протяжении веков. Происхождение этого стиля не совсем ясно. Его родиной считается Индия, хотя доказательств того, что это утверждение верно, явно не хватает. В древних японских манускриптах упоминаются различные стили борьбы, и некоторые из них описывают техники, очень похожие на техники современного джиу-джитсу. Название стиля можно перевести как «нежное искусство» или «мягкое искусство». Это обескураживает, поскольку стиль был напрямую связан с кровавыми боями в феодальной Японии. Он включал удары руками и ногами, атаку уязвимых точек, броски, удавки и заломы.

Термин «нежное искусство» означал самую суть, идею, которая лежала в основе всех стилей джиу-джитсу, как классического японского, так и современного бразильского, — идея наиболее эффективного использования силы. Вместо того, чтобы применять силу против силы, боец джиу-джитсу использовал силу противника против него самого и с помощью эффективной техники одолевал силу и агрессию — в этом заключается философский аспект джиу-джитсу. Следуя этому принципу, маленький человек может победить сильного и крупного противника. Это и есть та идея, благодаря которой искусство, в котором применялись удары по глазам и в пах, удавки и тому подобное, получило название «мягкого». В Японии появилось множество «рю», или школ джиу-джитсу, каждая из которых имела свои отличительные особенности.

Одни концентрировались на бросках, другие — на борьбе, третьи — на ударах. На протяжении всего периода, пока в Японии царил феодализм, джиу-джитсу было искусством первостепенной важности. Но колоссальные социальные сдвиги, которые произошли в Японии во время разрушения феодального строя и перехода к модернизации по западному образцу, полностью стерли необходимость в этом искусстве. С исчезновением самураев и тех боевых традиций, на которые оно опиралось, классическое японское джиу-джитсу практически исчезло. В конце девятнадцатого столетия стиль переживал глубокий кризис. Многие мастера были вынуждены зарабатывать на жизнь врачебной практикой, используя свое знание анатомии. Другим приходилось сражаться за деньги. Их считали досадной помехой, странным, неприятным пережитком дикарского прошлого.

Влияние Дзигоро Кано

Дзигоро Кано (1836—1938) начал изучать джиу-джитсу, чтобы стать сильнее и научиться давать сдачи школьным хулиганам. После нескольких лет обучения он стал мастером в нескольких стилях классического джиу-джитсу, особенно Кито рю и Тенджин Шино рю, и в то же время взял на себя обязанности учителя в своем додзё. Изучая джиу-джитсу, Кано столкнулся с рядом проблем, от которых нужно было избавляться. Некоторые из них были социальными. Джиу- джитсу стремительно теряло популярность, и возникала опасность, что стиль полностью исчезнет, если кто-нибудь не сохранит его техники. Кроме того, Кано прекрасно понимал, какая публика занималась в то время джиу-джитсу (многие из учеников были преступниками и хулиганами, что отнюдь не создавало стилю доброго имени). Общество полагало, что джиу-джитсу было варварским и архаичным искусством, и это не могло не беспокоить Кано. Также он видел проблемы и в природе самого искусства. Стиль представлял собой набор отдельных техник. Он не содержал ни принципов ведения поединка, ни целостной тактики. Вместо того, чтобы дать ученику необходимую стратегию ведения динамичного поединка, классическое джиу-джитсу предлагало только ряд «приемов», разработанных для того, чтобы победить противника с помощью эффективного владения телом. Другой проблемой, которую Кано обнаружил в классическом джиу-джитсу, был метод тренировок. Классическое джиу-джитсу изучалось при помощи ката — неизменных хореографических техник, когда оба партнера отрабатывали только последовательность движений и не сражались друг с другом. «Живые» тренировки (спарринги) проводились только в некоторых школах и на высшем уровне мастерства. Это было сделано специально, так как джиу-джитсу содержало много опасных приемов, таких как удары по глазам и в пах, вырывание волос и еще многое в том же роде. Если бы ученики сражались в полную силу, то к концу тренировки без травмы не остался бы никто. Следовательно, единственным способом изучения искусства оставались ката, и это означало, что ученики не могли почувствовать, как их движения действуют на противника. Естественно, что в поединке соперник не станет подстраиваться под вас только для того, чтобы вы правильно провели прием, поэтому такая система была устаревшей и не приносила ощутимой пользы. Недостаток использования на тренировках только ката можно увидеть очень легко. Ката и реальный поединок различаются примерно так же, как упражнение на велотренажере и езда на настоящем велосипеде. Эти действия могут показаться похожими, но даже если вы научитесь мастерски крутить педали тренажера, это все равно не гарантирует того, что вы не упадете с велосипеда. Чтобы решить эти проблемы, Кано решил вдохнуть в искусство новую жизнь и изменить его в корне.

Уникальность реформ и гениальность Кано в истории боевых искусств и в частности борьбы основывались на радикальной перемене метода, с помощью которого ученики отрабатывали показанные им приемы. Кано не был новатором в области техники; большинство тех знаний и навыков, которыми он владел, были почерпнуты из старых школ джиу-джитсу. Его реформа заключалась в том, что он полностью изменил способ, при помощи которого передавал эти знания ученикам. Главным элементом тренировки, который Кано ввел в своей школе Кодо- кан, стал «рандори», или живой спарринг. Идея состояла в том, что двое учеников сражались друг против друга в полную силу, стараясь применить именно показанную технику. Так они знакомились с ощущением поединка с настоящим, упирающимся противником. Как вы понимаете, это гораздо сложнее, чем применять прием против соперника, который двигается вместе с вами в хореографической последовательности, на которой строятся ката. Такие тренировки развивали значительно большую ловкость и скорость, как физическую, так и ментальную, и готовили учеников к изматывающим и непредсказуемым движениям реального поединка. Чтобы сделать «рандори» приемлемым, Кано убрал из него все опасные элементы. Согласитесь, никто не выдержит, если его каждый день будут бить, рвать за волосы и пытаться выцарапать глаза. Чтобы предотвратить травмы, Кано убрал удары и «грязные» приемы. Заломы были ограничены до залома руки в локте (он был гораздо безопасней, чем заломы ног, спины, шеи, запястий и плеч). Теперь ученики могли бороться в полную силу, не рискуя получить травму, и тем самым они обретали опыт, жизненно необходимый для того, чтобы сражаться против настоящего противника.

Парадокс Рандори

То, что Кано устранил опасные элементы из тренировки для того, чтобы сделать ее более легкой для учеников, может повергнуть читателя в шок. В конце концов, искусство боевое, так почему бы не тренировать навыки настоящего боя, используя действительно опасные болевые приемы классического джиу-джитсу? И не ослабит ли сам стиль их исчезновение? Здесь и проявил себя реформаторский гений Кано. Интуитивно мастер почувствовал, что боевое искусство можно сделать более эффективным, если убрать «опасные» элементы и позволить ученикам отрабатывать оставшиеся техники в полную силу. Кано понял, что эффективность боевого искусства определяется не столько набором техник и приемов, сколько методом изучения этих техник. Важность этого заключения трудно переоценить. Оно представляет собой один из величайших прорывов за всю историю боевых искусств. Создать поистине эффективный стиль можно только тогда, когда создана методика, позволяющая ученикам изучить и запомнить его движения и техники, что становится возможным только в том случае, если ученики тренируются с настоящим противником, причем в полную силу. Действительно, это звучит как парадокс — боевое искусство, ставшее более эффективным после устранения опасных приемов. Кано заметил, что боец, который постоянно отрабатывает «безопасные» техники в полную силу против сопротивляющегося противника, может сражаться лучше, чем тот, который тренирует «смертельные» приемы без малейшего противодействия со стороны оппонента. Сразу же скажем, что «безопасная» техника не значит «неэффективная». Техники, оставленные Кано, были «безопасными» только в том смысле, что их можно было без лишнего риска применять на тренировках до тех пор, пока ученики соглашались останавливать спарринг после удачного проведения приема. В уличной драке при помощи таких «безопасных» техник вы можете сломать противнику локоть или удавить его до потери сознания. Появление этого тренировочного метода стало огромным сдвигом в истории искусства борьбы.

Методы Кано в действии

В начале 1880-х Кано открыл собственную школу боевых искусств Кодокан, где начал использовать разработанный им метод тренировок. Новое боевое искусство он назвал «дзюдо», чтобы отличить его от классического джиу-джитсу. Выбор названия достаточно интересен. «Дзю» в дзюдо означает то же самое, что «джиу» в джиу- джитсу. (Джиу-джитсу — старая и ошибочная форма названия боевого искусства древних японцев. Правильно говорить «дзюдзюцу» или «дзюджитсу». Тем не менее, традиционное название звучит именно как «джиу-джитсу», поэтому мы его и оставили.) «Дзю» означает «нежность» или «мягкость». «До» означает путь и соотносится с образом жизни или религиозными взглядами. Дзюдо было не просто набором техник, а скорее образом жизни, со своими моральными, духовными и социальными ценностями, в тот же время оставаясь эффективным боевым стилем. Школа Кодокан привлекала многих талантливых учеников и вскоре обрела популярность в Японии. Примерно в конце 80-х годов полиции Токио понадобился боевой стиль, которым могли бы овладеть офицеры. За право тренировать полицейских сражались многие школы классического джиу-джитсу, включая самые известные и престижные. Чтобы выяснить лучшую, было решено провести турнир. Победу можно было одержать только броском, после которого противник падал на спину, или захватом на удержание. Этот турнир был не похож на современные турниры СБИ, поскольку удары были запрещены. Больше всего это соревнование походило на чемпионат по борьбе. Ученики школы Кодокан встретились лицом к лицу с самыми сильными японскими рю классического джиу-джитсу и выиграли почти все поединки. Результат был поразителен, поскольку школа существовала только четыре года, а сэнсею не было еще и тридцати. Это нанесло классическому джиу-джитсу смертельный удар, и дзюдо стало главным боевым стилем Японии. Методы Кано доказали, что его преобразования были действительно эффективными.

Маеда

Одним из лучших учеников Кано был Мицуё Маеда (1878—1941). Сначала он изучал классическое джиу- джитсу, но в возрасте восемнадцати лет перешел в школу Кодокан, где быстро стал одним из лучших. Кано был очень заинтересован в распространении дзюдо за пределами Японии; возможно, это было частью его желания сделать этот стиль олимпийским видом спорта. Он направил нескольких учеников в США, чтобы продемонстрировать свое искусство. Двое были посланы на Восточное побережье. Первым был пожилой человек, Томита, один из первых учеников Кано иучастниктурнира в Токио 1886 года. Он прекрасно владел техникой и был неплохим учителем, но, к сожалению, уже не так много стоил как боец. Вместе с ним в Америку приехал Маеда, который при необходимости должен был сражаться в поединках. Сначала дела пошли не так хорошо, как можно было бы ожидать. В Военной Академии Вест-Пойнт (а не в Белом Доме, как многие ошибочно полагают) японцам предложили сразиться с игроком футбольной команды, размеры которого внушали настоящий страх. Маеда немедленно согласился. Футболист быстро сбил японца с ног и прижал к земле. На Западе борцовские поединки обычно решаются именно «удержанием». Если вы в течение недолгого времени сможете удержать противника на спине, то одержите победу. В джиу-джитсу и дзюдо, напротив, пока вы держите противника ногами, пусть даже и лежа на спине, поединок продолжается (потому что вы, находясь в таком положении, легко можете обрести контроль и победить соперника). Некоторые считали, что победил американец, потому что он сбил Маеду с ног и навалился сверху. Тем не менее, Маеда продолжал схватку и вскоре применил залом руки, вынудив противника признать поражение. Разногласие во мнениях заставило зрителей требовать еще одного поединка. Томита был выше рангом в дзюдо, чем Маеда, и американцы ошибочно сочли его лучшим бойцом (по сути, он был лучшим учителем, но его звезда борца давно уже закатилась). Они начали кричать, требуя, чтобы футболист сразился с Томитой. К чести сказать, Томита вызов принял, но, к ужасу Маеды, американец легко сбил его на землю и в этот раз действительно удержал. Японцу ничего не оставалось, кроме как корчиться под противником — для дзюдо это был настоящий провал. После такого конфуза Томита и Маеда расстались, Томита отправился на Западное побережье, а Маеда остался на Восточном, горя желанием восстановить престиж и репутацию дзюдо. Он хотел сразиться с профессиональным американским борцом или боксером. Маеда жил в Принстоне, Нью-Джерси, и Нью-Йорке, готовясь к поединку в Кэтскиллс, Верхний Нью-Йорк. Прошло некоторое время, и он выступил против талантливого местного чемпиона по борьбе, одержал впечатляющую победу и вернул своему искусству почет и уважение.

Относительная неизвестность дзюдо и джиу-джитсу в Америке делала жизнь Маеды очень трудной. Все же его мастерство и успехи в поединках создали ему репутацию и добавили уверенности в своих силах. Он стал настолько уверен в себе, что бросил вызов чемпиону-тяжеловесу Джеку Джонсону, которого многие и по сей день считают лучшим боксером всех времен. Именно так Маеда начал традицию, которую позднее продолжат Хелио Грейси и его сыновья. Хелио вызвал на поединок лучшего боксера своего времени Джо Льюиса. В наше время сразу несколько представителей семьи Грейси собирались сражаться с истинной иконой бокса, Майком Тайсоном. Джонсон не ответил и тем самым положил начало традиции, согласно которой боксеры-тяжеловесы не обращают никакого внимания на подобные вызовы

Маеда много странствовал по миру. После своего путешествия по Северной Америке он побывал в Центральной и Южной, а позже посетил и Европу. Он сражался во многих профессиональных поединках и таким образом нарушал многие моральные заповеди дзюдо, которые были достаточно строгими. Возможно, именно поэтому Маеда предпочитал называть свое искусство «джиу-джитсу», а не «дзюдо». Есть и другие причины, по которым он изменил название своего стиля. Перед тем как стать учеником школы Кодокан, Маеда изучал классическое джиу-джитсу, и только в позднем (по меркам боевых искусств) возрасте он попал под влияние Дзигоро Кано, который был мастером джиу-джитсу школы Тенджин Шино рю. Когда Маеда стал сражаться как профессиональный борец, он очень часто был вынужден применять техники, запрещенные в дзюдо, но бывшие частью изученного им ранее джиу-джитсу. Кроме того, Маеда был умным и внимательным новатором. Он добавлял в свой арсенал новые техники и убирал те, которые считал неэффективными. Он разрабатывал свой собственный стиль, целью которого было успешное противодействие двум основным типам бойцов на Западе — борцам и боксерам. В вопросах техники он отошел от чистого дзюдо. Факт остается фактом, и, обучая своему искусству многих людей, которых он встречал в своих путешествиях, Маеда настаивал на том, чтобы они называли его стиль «джиу-джитсу». Его учениками были как полицейские, так и обычные люди, а свое мастерство он оттачивал в поединках. Потрясающие достижения Маеды сделали его легендой в Центральной и Южной Америке. Он сражался также в Англии и Испании, где взял себе псевдоним Граф Кома, ставший очень известным.

В начале 1920-х Маеда вернулся в Бразилию и оказался в центре кипучей деятельности, развернутой японским правительством с целью основать колонию в северной части страны. Это было время имперской Японии, и Страна Восходящего Солнца стремилась обрести колонии за океаном, подобно тому, как это сделали ведущие западные государства. Одной из стран, выбранных для колонизации, стала Бразилия, и Маеда должен был помочь с осуществлением проекта. У Маеды были хорошие впечатления от Бразилии и плохие отСеверной Америки (где антияпонские настроения были куда сильнее), поэтому он счел, что именно Бразилия станет лучшим местом для основания колонии, и с огромным рвением приступил к работе. Проект было достаточно трудно претворить в жизнь (на самом деле он был немедленно провален). Единственным бразильцем, который использовал свои политические связи, чтобы помочь Маеде, был Гастао Грейси, чья семья эмигрировала в Бразилию из Шотландии. Дружба, которая завязалась между двумя людьми, привела к тому, что Маеда решил — он обучит джиу- джитсу сыновей Гастао.

Маеда и Грейси

Карлос Грейси (1902—1994), старший из братьев, стал учеником Маеды. Самое время задать резонный вопрос: чему именно Маеда учил Карлоса? Информация о методе тренировок, который применял Маеда, и о тех технических инновациях, которые он разработал, исходя из собственного опыта, и ввел в джиу-джитсу и дзюдо, достаточно скудна и неясна. Мы видели, что Маеда настоял на том, чтобы его стиль назывался джиу-джитсу, а не дзюдо, и знаем некоторые причины, побудившие его принять это решение. Мастер отмечал, что он создавал стиль для поединков с бойцами других стилей. Он сумел разглядеть основные слабости своих главных соперников, западных борцов и боксеров, и вел схватку таким образом, чтобы использовать эти слабости на сто процентов. Основная тактика его поединков сводилась к следующему: вначале он наносил либо низкий удар ногой, либо локтем и входил в клинч, после чего сбивал противника с ног и проводил захват на удержание. Это очень похоже на ту тактику, которую используют бойцы современного бразильского джиу-джитсу.

Главные уроки, которые Маеда преподал Карлосу, были такими:

Искусство борьбы, с небольшими дополнениями, может превратиться в крайне эффективный боевой стиль, который может нейтрализовать силу противника и использовать его слабости. Маеда был живым тому доказательством. Эффективность его поединков и боевой опыт были несомненны. Он на практике понял, какие техники боя действительно работают. Нарушив моральный запрет Кано, который не позволял бойцам дзюдо сражаться за деньги, Маеда сильно повысил значение борьбы как боевого искусства.

«Рандори» позволяет ученикам успешно усвоить техники именно в таком виде, как они должны применяться в реальном бою. Этот урок Маеда усвоил еще в школе Кано. Мы вскоре увидим, что это очень помогло семье Грейси улучшить свои боевые навыки.

Собственно техника джиу-джитсу.

Основная тактика, с помощью которой можно сбить бойца-ударника с ног, тем самым лишая его главной силы (ударов руками и ногами) и обретая контроль (борцовские захваты на удержание).

Карлос был учеником Маеды не более четырех лет, а возможно, даже и того меньше, всего около двух. В 1925 он открыл собственную школу, но здесь встает вопрос: как долго он изучал джиу-джитсу? За столь короткий промежуток времени он мог овладеть только базовыми техниками. Помните, что в это время Маеда вплотную занимался проектом колонии и часто путешествовал. Получается, что отношения учитель/ученик между Маедой и Карлосом были не такими тесными, как полагают многие, и технику  джиу-джитсу Грейси развивали сами на протяжении многих лет.

Маеда продолжал путешествовать по Бразилии и другим странам, оставляя братьев Грейси один на один с сонмом технических деталей, которые им приходилось познавать самим. Он позволил семье Грейси сделать первый шаг, в котором они нуждались, и вместе с этим обучил их той проверенной тактике, с помощью которой борец может захватить инициативу и победить противника. Кроме того, он дал бразильцам отличные методы тренировки, философию реального поединка и несомненные доказательства эффективности стиля — таким было наследие, которое Маеда оставил семье Грейси за то короткое время, что обучал Карлоса.

Развитие бразильского джиу-джитсу

Братья Грейси обладали рядом преимуществ, благодаря которым они быстро продвинулись в развитии своего искусства. Одним из них было число. Братьев было четверо, и все они занимались джиу-джитсу. Это означало, что Грейси никогда не испытывали недостатка в партнерах, с которыми можно было тренироваться и создавать новые техники. Братья стали отцами огромного количества детей, многие из которых пошли по семейной линии и вначале изучили, а затем стали преподавать джиу-джитсу. Дети их детей, в свою очередь, тоже не пожелали отходить от дела семьи. Прибавьте к этому многих учеников, которые были у семьи, и вы сможете четко понять, что Грейси, если можно так выразиться, были командой исследователей, чьим полем деятельности был бой без оружия. Другим преимуществом было время. Грейси изучали джиу-джитсу всю жизнь и могли посвятить все свое время исследованиям и тренировкам. Например, Хелио Грейси потратил годы на то, чтобы довести до совершенства технику поединка и найти самый эффективный способ использования силы. Еще одним фактором стали небольшие габариты. Все Грейси были очень маленькими и щуплыми. Естественно, что не каждый сочтет это преимуществом бойца, но именно недостаток физической силы заставил их оттачивать технику до немыслимых пределов, делая главную ставку в поединке именно на нее. И последним преимуществом, которым владели Грейси, была их автономия. Традиционные боевые искусства обычно несут на себе отпечаток традиций, и любые изменения воспринимаются в штыки, как разбавление истины, открытой мастерами древности. Грейси были предоставлены сами себе, и сами отвечали за свои действия. Не скованные традициями и рамками, они могли совершенно свободно добавлять новые техники и убирать ненужные. Главным критерием отбора были не традиции и поклонение прошлому, а эффективность в бою. Эти преимущества — наиболее явные, но своим развитием и успехом джиу- джитсу обязано и другим, скрытым факторам, которые мы сейчас и рассмотрим.

Гений семьи Грейси — избавление от ограничений Кано

Классическое джиу-джитсу и дзюдо, которым Маеда обучал Грейси, несли в себе несколько совершенно новых элементов. Маеда не только показывал ученикам техники джиу-джитсу и дзюдо, но также познакомил их с «рандори», или свободным спаррингом. Гений Грейси заключался в том, что они расширили и значительно улучшили технику, методы и тактику японского джиу-джитсу и дзюдо и создали новый стиль, который совершил революцию в мире боевых искусств. Частью этих изменений было устранение некоторых запретов, которые Кано наложил на свое боевое искусство. Мы уже знаем, что он пытался создать стиль, который не ограничивался бы только поединками. Кано стремился к тому, чтобы дзюдо несло в себе общественные и духовные ценности, и хотел сделать тренировки частью общего развития человека. Для того, чтобы дзюдо могли изучить все желающие, Кано сделал его более безопасным.

Стараясь сделать так, чтобы его боевое искусство стало частью духовной и социальной жизни многих людей, Кано создал чудесный проект, но ему пришлось убрать из стиля наиболее опасные техники, и боевой аспект дзюдо сильно пострадал. Мастер убрал слишком много техник, которые можно было применить в реальном поединке. Чтобы предотвратить травмы на тренировках, из множества захватов на удержание он оставил только залом руки в локте и удавки, запретив давить на лицо противника. Удары стали частью церемониальных ката и никогда не применялись в спаррингах. Ученики тренировались только в ги. Стиль претендовал на то, чтобы стать олимпийским видом спорта, и основной акцент был сделан на зрелищность и красивые броски, а не на эффективную борьбу на земле. В результате искусство Кано еще сильнее отдалилось от реального боя. Противник могли бороться на земле только в течение очень короткого промежутка времени, после чего вмешивался судья, и они поднимались. Моральный запрет приказывал бойцам дзюдо никогда не сражаться с представителями других стилей в показательных поединках. Все эти ограничения сильно мешали развитию дзюдо как чисто боевого искусства.

Общественные, нравственные и эстетические запреты были только препятствием для развития эффективности борьбы. Грейси увидели недостатки этих ограничений и полностью устранили их. Их целью было не просвещение общества, а боевая эффективность. Вслед за Маедой они стали принимать участие в поединках и турнирах по смешанным боевым искусствам, чтобы еще сильнее развить свое искусство. Интересным является тот факт, что когда Грейси приехали в Северную Америку, где продолжили сражаться и выступать на соревнованиях, многие бойцы критиковали их именно за недостаток тех социальных, нравственных и эстетических запретов, от которых семья отказалась много лет назад, устранив их для того, чтобы повысить боевую эффективность стиля.

Еще одно изменение, которое Грейси внесли в суть стиля, заключалось в собственно техниках. Мы уже поняли, что Грейси были небольшими по размерам людьми, и для победы им требовалась максимально эффективная техника. Тем не менее, это только часть истории. Система правил, применяемая в бразильском джиу-джитсу, существенно отличалась от других боевых искусств, и это означало, что как на тренировках, так и в поединках все время возникали новые, непредвиденные ситуации. Приходилось либо искать новые техники, либо изменять старые. Этот процесс длился в течение многих лет и продолжается даже сейчас. Простой пример: в дзюдо, если один из противников заломил другому руку, находясь под ним, и первый сумел встать, поединок останавливается, и соперники начинают все заново. Следовательно, в технике защиты от подобного залома нет никакой необходимости, потому что судья все равно прекратит схватку. Что касается реального поединка, то в нем залом руки из положения снизу применяется даже тогда, когда противник сумел подняться на ноги (это часто случается на современных турнирах СБИ), поэтому, если такая ситуация произойдет во время поединка в рамках бразильского джиу-джитсу, никакой остановки не последует. Становится ясным, что боец должен владеть необходимыми техниками, чтобы успешно вырваться из такого залома, и Грейси пришлось создавать такие техники самим. Таким образом, различия в правилах способствовали появлению новых техник.

Третье, и очень значительное изменение, которое Грейси внесли в джиу-джитсу, заключалось в устранении тех ограничений, которые Кано создал для «рандори». Мы знаем — Кано настоял на том, чтобы рандори стал основным методом тренировок в школе Кодокан, и это принесло его стилю огромный успех в сражении с представителями классических стилей джиу-джитсу, которые тренировались только при помощи ката. Но Кано стремился сделать свое искусство максимально безопасным, и сильно ограничил количество борцовских приемов, которые разрешалось применять ученикам. Были запрещены заломы ног, шеи, спины, плеч и запястий, а также зажимы и удары в лицо, хотя в бою такие приемы очень эффективны. Лишенные возможности изучить эти техники, ученики становились очень уязвимыми в поединках с теми, кто знал такие приемы и мог их использовать. Грейси добавили в рандори все запрещенные техники и тем самым сильно повысили боевую эффективность джиу- джитсу. Теперь спарринг куда больше походил на настоящий поединок.

Главное преобразование Грейси, которое, возможно, явилось истинной причиной их феноменального успеха на турнирах СБИ, состояло в том, что они создали простую, но в то же время великолепную тактику ведения поединка и систему начисления баллов, которая полностью отражала эту тактику. Следуя заветам Маеды, они осознали, что в поединке лучше всего сбить противника с ног, лишая его возможности наносить сильные удары. Тогда соперник окажется в ситуации, непонятной для него, но очень знакомой для ученика бразильского джиу-джитсу. Следовательно, умение сбить противника на землю является одним из наиболее важных, и Грейси учли этот факт, когда создавали свою систему баллов. За чисто проведенный прием такого плана вы получаете два очка. Когда поединок ведется на земле, противники могут занимать различные положения, между которыми существует четкая иерархия. Некоторые из них великолепны, в том смысле, что вы можете легко ударить противника или заставить его признать поражение, применив победный захват. Другие являются очень плохими, поскольку дают противнику отличный шанс сделать то же самое с вами. Существуют и нейтральные позиции, когда ни один из соперников не имеет явного преимущества. Например, даже если противник оказался сверху вас, вы можете зажать его ногами и контролировать его движения, при этом вы получаете шанс провести захват или опрокинуть соперника, переходя в лучшее положение. Кроме того, в такой позиции ему будет трудно нанести удар, потому что вы сможете использовать руки и ноги в качестве барьеров. Тем не менее, если противнику удастся обойти ваши ноги и оказаться поперек вас, он пройдет самую прочную линию вашей обороны и уже сам сможет бить, применять захваты или пытаться перейти в лучшее положение. Такой успех также вознаграждается двумя баллами. Если он сможет поставить колено вам на живот и сесть, то окажется в отличной позиции, из которой сможет провести множество победных захватов. Если он сделает это, то получит три очка.

Заработать баллы в бразильском джиу-джитсу можно различными способами, каждый из которых представляет переход в такое положение, которое дало бы вам преимущество в реальной схватке. Такая система позволяет ученикам уже во время тренировок усвоить проверенную тактику поединка, и это готовит их к настоящим боям. Самый простой способ победить противника — провести захват на удержание. Не имеет значения, опережает соперник вас по баллам или нет — если вы заставите его сдаться, то победите! Здесь также видно отражение реального боя. Чтобы заставить соперника признать поражение, вы должны поймать его в залом или провести удавку. Именно такая тактика ведения боя, когда вы постоянно стремитесь обрести лучшую позицию, из которой сможете провести победный захват, и является сутью бразильской системы. Это самая реалистичная система баллов во всех борцовских стилях. Если вы применяете такой метод тренировки, то можете не волноваться за учеников, если они принимают участие втур- нирах СБИ. Основные тактические и технические навыки ими уже усвоены.

Историческая справка

История показывает, что изменения, которые Грейси внедрили в джиу-джитсу, создали стиль, равного которому на турнирах по смешанным боевым искусствам не оказалось. На протяжении многих лет, начиная с Карлоса и Хелио, их сыновей Карлсона и Роллса и заканчивая нынешним поколением, которое представляют Рик- сон, Рорион, Ройлер, Ройс, Ральф и Ренцо (а также многие другие), Грейси и их ученики добивались огромных успехов на турнирах и в поединках, что принесло им мировую славу. Исторический анализ, проведенный нами, раскрыл некоторые из главных причин того, почему это должно было случиться.

Бразильское джиу-джитсу как программа изучения боевых искусств

Анализ исторического развития бразильского джиу-джитсу раскрываетто, насколько Грейси были вовлечены в исследования, посвященные тому, чтобы создать самый эффективный боевой стиль. Они обладали огромным запасом времени, сильной волей, автономией и способностью к творчеству. В течение поколений они копили информацию и знания, проверяя их в настоящем бою. Это действительно было научное исследование, равного которому в истории боевых искусств еще не наблюдалось.

Развитие стиля шло «по науке». Большая группа исследователей (Грейси и их ученики) пыталась ответить на четко поставленный вопрос (основная проблема боевых искусств). Бойцы не занималисьтеоретическими выкладками, они искали возможности доказать свои выводы на практике и меняли либо устраняли их в зависимости от действительности. Они не были скованы какими-либо идеологическими, нравственными, националистическими или эстетическими рамками, что позволило им провести объективное исследование и сосредоточиться на сути проблемы.

Это отличает бразильское джиу-джитсу от традиционных боевых искусств, где познание часто идет иррациональным путем и не ставит целью ответ на конкретный вопрос. В таких стилях очень часто смешиваются боевые и общественные ценности. Является ли стиль боевым искусством или образом жизни? Нравственным руководством или подготовкой к бою?

Команда исследователей — это обычно один человек или маленькая группа, работающая отдельно от других. Соответственно, шансы на обмен идеями становятся очень малы, в то время как в большой группе с высокой мотивацией они сильно возрастают. Чем больше умов вы вовлекли в работу, тем больше вероятность, что кто-либо из них бросит вызов старым идеям и предложит новые, продвинув развитие искусства еще на шаг вперед.

В традиционных боевых искусствах существует нездоровое преклонение перед авторитетами. Древность и традиции возведены в такую степень, что это тормозит развитие стилей. В таких искусствах присутствует иррациональная вера в древние идеи на основании только того, что они древние. Кроме того, в них существует поклонение легендам и мифам. Почему люди, достаточно рассудительные и мудрые, так сильно верят в сказки о суперменах, когда один человек легко побеждает десять, нет, двадцать вооруженных противников, стряхивает пылинку с одежды и гордо уходит, и почему они примешивают к боевому искусству сомнительные метафизические теории — непонятно. В современном боевом искусстве места для таких иррациональных элементов быть не должно. Бразильское джиу-джитсу было свободно от подобных ошибок на протяжении всего пути своего исторического развития.

(Информация взята из книги Ренцо и Ройлер Грейси «Бразильское Джиу-Джитсу. Теория и техника»)

Бразильское Джиу-Джитсу