Распространенное заблуждение, которое встречается и у профессионалов-историков, связано с попытками идентификации сторон в батальных сценах древнегреческого искусства. Некоторым исследователям достаточно увидеть шлем-пилос, чтобы определить, что в нем изображен легковооруженный воин-спартанец. Подкрепляет такой вывод большой круглый щит, короткий меч и хитон-экзомис, который спускался с правого плеча, освобождая движения вооруженной руки в бою. Действительно, подобный набор вполне мог использоваться в спартанском войске. Но только не спартиатами, а вспомогательными войсками, набранными из периеков. Или же в войсках союзных Спарте государств, где спартанцы составляли корпус командиров.

Ошибочную подсказку ученым дал Фукидид, который при описании сражения 425 года между спартанцами и афинянами упомянул, что афинские лучники нанесли спартанцам тяжелый урон из-за слабой защищенности спартанских голов пилосами. Скорее всего, Фукидид имел в виду легкую пехоту, которая к тому же не имела панцирей, а зачастую и щитов.

Шлем-пилос представлял собой войлочную или бронзовую шапку колоколообразного вида. Это дешевый тип защитного вооружения, который присутствовал еще в микенской цивилизации. На микенских фресках такой шлем изображается обшитым чешуйками бронзы. В Элладе бронзовый шлем-пилос производился в массовом количестве для вооружения свободных горожан в войске-ополчении. Таким образом, данный тип шлема не был принадлежностью исключительно Спарты. К III в до н. э. пилос вытеснил дорогие в изготовлении аттические (ионийские) и коринфские (дорийские) шлемы, которые изготовлялись по индивидуальному заказу и подгонялись по форме головы.

Еще одно распространенное заблуждение – представление о том, что спартанские гоплиты были закованы в броню, в бронзовые панцири. В действительности уже в VI в до н. э. тяжелый и дорогой бронзовый панцирь был замещен более легким и дешевым, но не уступающим в прочности – льняным. Технология изготовления подобных панцирей была почерпнута спартанцами у египтян.

Характерный признак спартанских гоплитов – коринфский бронзовый шлем, полностью закрывавший лицо. К недостаткам такого шлема относился плохой обзор, который мог компенсироваться только в фаланге, где воину нужно было смотреть только вперед. Аттический шлем, оставлявший лицо открытым, был избавлен от этого недостатка, но менее прочен.

Тем не менее, спартанцы могли использовать и аттические шлемы. Скульптура, найденная близ легендарных Фермопил и условно названная исследователями «Леонид», изображает шлем с нащечниками – типично аттический образец.

Спартанцы не выделялись в сравнении с армиями других греческих городов конструкцией большого щита, которая диктовалась необходимостью защиты от стрел и удара копьем при первом столкновении с противником. Большой круглый щит, который обычно считается спартанским, представлял собой достаточно тяжелую конструкцию – деревянную основу, обитую снаружи бронзовым или железным листом, а изнутри кожей. Считается, что общий вес щита достигал 7 кг, а в диаметре был более 60 см. К нему снизу часто делалась «занавеска», которая защищала ноги от стрел – в дополнение к поножам. Манипулировать таким щитом в ближнем бою было практически невозможно. Если удержать фалангу после первого столкновения с противником не удавалось, щит становился обузой.

Обычная тактика против фаланги, оградившейся щитами – метатели дротиков. Щит, в котором увяз тяжелый дротик, становится совершенно непригодным для ближнего боя. Применение легковооруженных пельтастов (по названию плетеного щита скифского типа – серповидный пельтаст), применявших дротики и пращи и легко убегавших от отягощенных вооружением гоплитов, сильно осложняло положение фаланги, а порой приводила и к ее разгрому. Развитие тактики вело к всемерной охране фаланги – конными и легковооруженными отрядами. Спартанцы выделяли для преследования пельтастов своих самых молодых и быстроногих воинов, а также легковооруженных горцев периеков-скиритов.

Тактика фаланги была рассчитана на успех первого натиска, который не прекращался, пока враг не начинал пятиться, а потом бежать. Дошедшие до наших времен вдохновенные стихи спартанского поэта Тиртея в подробностях описывают, как строилась фаланга и какие обязанности были у гоплитов.

Сражение между греческими государствами обычно проходили в форме дуэльной схватки. Внезапные атаки, попытка застать противника врасплох, ночные операции, использование резервов – все это практиковалось очень редко.

Нам известны лишь ночное нападение фивян на Платеи в 431 г. до н. э., в котором они были разбиты; ночная вылазка платейцев против спартанцев в битве 427 г. до н. э., также закончившаяся неудачей; и ночное сражение за холмы Эпиполы близ Сиракуз, устроенное ночью афинянами, получившими достойный отпор и потерпевшими поражение. Ночная атака спартанцев на лагерь Ксеркса перед битвой в Фермопилах выглядит как легенда. Такая вылазка могла быть организована союзниками спартанцев – платейцами. На это указывает тот факт, что именно жители Беотии чаще всего вели войну «не по правилам».

Совершенно несостоятельными выглядят рассказы о том, что спартанцы, будто бы, специально готовили своих юношей, заведя обычай криптий – ночной охоты на илотов. Понимание этого обычая донесено до нас превратно. Что было делать илотам на ночных дорогах? Илоты спокойно спали в своих домах. На дорогах отряды спартанских юношей ловили тех, кто бежал в Мессению и хотел присоединиться к повстанцам. Именно к Первой Мессенской войне относится этот обычай, фактически означавший формирование ополчения из тех, кто еще в полной мере не был готов нести воинскую службу.

О том, что в сражениях греки придерживались общих правил, говорит тот факт, что спартанцы обычно не преследовали разгромленного противника. Победа определялась прибытием вестника от стороны, признавшей поражение и просящей перемирия, чтобы собрать трупы воинов. Именно поэтому в походе спартанцы никогда не строили укрепленного военного лагеря, как это позднее делали римляне. Также они предпочитали не штурмовать городские укрепления и сами не строили крепостей. Доблесть должна была проявляться в открытом сражении.

Пример дуэльного сражения – битва спартанцев с аргосцами при Фирее (544 г до н. э.), где по договоренности в бой вступили по 300 воинов, а спорная область должна была остаться за победителями. Схватка была настолько жестокая, что в живых в наступивших сумерках осталось лишь 2 аргосца и 1 спартанец. Первые сочли, что победили, и отправились Аргос, а спартанец расценил их уход как бегство. На следующий день спор пришлось разрешить в рукопашной схватке основных сил, в которой победу одержали спартанцы. Геродот пишет, что с этого времени спартанцы стали носить длинные волосы (ранее их коротко стригли), а аргосцы, напротив, постановили стричься до тех пор, пока Фирея не будет вновь отвоевана.

Общегреческая традиция была основана на демонстрации в сражении личного героизма и сплоченности войска, но не стратегического замысла. Правый фланг всегда считался почетным. Возможно потому, что на правом фланге было проще укрываться щитом в левой руке и наносить удары с правой стороны. В особенности, когда предпринималась попытка охвата левого фланга противника. Подобный маневр на левом фланге открывал бы менее защищенное право плечо воина. Атака правым флангом, с этой точки зрения, выглядит предпочтительней.

Такое построение приводило к наступлению правого фланга каждого войска, которому уступал слабейший левый фланг. Так получилось, например, в битве при Мантинее (418 г. до н. э.), когда спартанцы отдали на растерзание свой левый фланг (состоящий из ветеранов, гоплитов-илотов и легковооруженных скиритов), а сильным правым флангом (союзники + спартанская кавалерия) и центром (отборные войска) разбили основную часть армии противника, состоящего из афинян и аргосцев. Некоторые историографы, вопреки очевидным свидетельствам о победе спартанцев, считают, что они в этой битве понесли поражение.

Поражение спартанской фаланги состоялось, когда в ход пошла военная хитрость, и противники Спарты стали пренебрегать дуэльным характером сражений. Фивянин Эпаминонд решился нарушить традицию. При Левктрах (371 г. до н. э.) он имитировал отход своих войск в лагерь, зная, что спартанцы готовы в этот день отказаться от битвы в пользу очередного религиозного праздника. Когда спартанцы также двинулись в свой лагерь, они были внезапно атакованы конницей противника, которая расстроила фалангу. Кроме того, за конницей Эпаминонд скрыл свою новацию – косое построение войска. Вопреки традиции, он усилил свой левый фланг, включив в него отборный Священный отряд и оттянув слабый правый фланг назад. Построение фивян до начала битвы скрывалось выдвинутой вперед кавалерией. На направлении главного удара глубина фаланги фивян была увеличена до 50 шеренг против 12 у спартанцев, а левый фланг был ослаблен до 8 шеренг. Начавший движение правый фланг спартанцев не смог охватить построение противника, а фаланга на другом фланге была прорвана ударными силами Эпаминонда. Царь Клеомброт погиб, а спартанцы потеряли около 1000 гоплитов, включая 400 спартиатов. Отступившие спартанцы впоследствии заявили, что Эпаминонд сражался «не по правилам».

В результате этой битвы спартанцы понесли тяжкую демографическую потерю, утратили контроль над Мессенией, а также вынуждены были героически оборонять неукрепленную Спарту от многочисленных фивян и их союзников.

Аналогичным образом фивяне действовали при Мантинее (362 г. до н. э.), где им была необходима победа после ряда поражений: отбитой попытки захватить Спарту и разгрома, которые спартанцы нанесли союзникам Фив аркадцам в так называемой Бесслезной битве (не погиб ни один спартанец). Войска Эпаминонда снова предприняли неожиданную атаку мощным левым флангом, построенным в плотный «эшелон». Но на этот раз спартанцы не отступили и сражались отчаянно. Эпаминонд, лично возглавлявший ударную часть своего войска, был смертельно ранен спартанцем Антикратом и на смертном одре, услышав, что погибли также все его ближайшие соратники, приказал отступить и заключить мир.

К сожалению, в историографии битва при Мантинее считается победной для фивян, которым на этот раз «военная хитрость» не удалась. Да и при Левктрах она имела лишь относительный успех. В действительности битва при Мантинее имеет совершенно другое значение: Эллада утратила гегемонию Спарты, но не состоялась также и гегемония Фив. Измотанная войнами Греция стала добычей не самой развитой и искушенной в военном деле Македонии. Вероятнее всего, последующие победы Александра Великого были связаны вовсе не с изобретением македонской фаланги, а с тем, что Македония, обладавшая наиболее значительными на то время ресурсами, смогла привлечь в войско множество опытных наемников-эллинов, тех же спартанцев.

Войска македонян разбили объединенное войско афинян и фивян в битве при Херонее (338 г до н. э.), используя против них ту же тактику – притворное отступление правым флангом и решительная атака левым флангом. Увлекшись преследованием, афиняне расстроили свои ряды и подставились под фланговый дар македонской фаланги. В это время конница тогда еще совсем юного Александра атаковала левым флангом и расчленила фалангу фивян.

Трудно понять, почему спартанское, а также общегреческое военное искусство долгое время пренебрегало использованием конницы. Обычно говорят, что этому мешала пересеченная местность, где для лошадей было сложно найти выпас, а для рейдов конницы – удачные маршруты. Использование конницы персами говорит об обратном. А проблемы были те же – пересеченная местность, скудные выпасы. Персы с большим успехом использовали конницу в битве при Платее, но победа греков в этой битве убедила последних в том, что конница не нужна.

В греко-персидских войнах источники не упоминают ни об одном греческом всаднике. И лишь в Пелопонесской войне, втянувшей в сражения массы легковооруженных воинов, конницу начали использовать. В Спарте при этом служба в коннице считалась непрестижной, годной лишь для тех, кто не мог служить гоплитом. Первое упоминание о спартанской коннице относится к 424 году, когда было набрано всего 400 всадников. В 394 г. упоминается о 600 всадников, представлявших собой скорее вспомогательные группы при пехотных подразделениях.

Судя по многочисленным изображениям конных воинов и названию отряда царской гвардии «всадники», архаическая Эллада на заре своей истории знала ценность конницы. Вероятно, коневодство в эту местность принесли именно дорийцы и их союзники. Но позднее искусство коневодства было утрачено, и поголовье и племенные качества после какой-то эпидемии так и не удалось восстановить. Лошадь или боевой конь стали роскошью. Точно так же, как в свое время и для германских племен, которые предпочитали веками биться с римлянами в пешем строю.

(Информация взята на сайте https://history.wikireading.ru)